На край света — 6

Часть 5 здесь.

Нормандия, Пикардия. Транзит через Германию и Польшу.
День шестнадцатый. 4 октября. Воскресное утро. Онфлёр только просыпался, когда мы загрузили машину и поехали в центр.

Нашли очень удачное местечко под деревьями (в багажнике ведь сыр, а на улице солнышко).
Праздник продолжается, торговцы начинают раскладывать товары.

Рядом с Vieux Bassin стоит прилавок, за которым торгуют свежей рыбой и живыми рачками мелкими креветками (crusses). Покупатели активно берут. Жене захотелось их попробовать, но, конечно, не в сыром виде. Спросил, нельзя ли их купить приготовленными. Месье за прилавком ответил — приходите через пару часов — сделаем.

Решили пока подняться к смотровым площадкам над городом. Стоило миновать церковь Святой Екатерины, как люди на улицах исчезли.

Rue des Logettes. Справа виден алтарь церкви св.Екатерины.
Rue du Puits (улица Источника)

Идём вдоль старинных домов, выходим из города и лезем на крутую горку.

Указатель на Cote de Grace (буквально -Берег Благодати). Такое название носит высокая горка над Онфлёром. На машине налево, пешком направо.
Дорожка на вершину Cote de Grace.

Наверху действительно есть смотровая площадка. С неё виден весь город. Вдалеке сквозь туман еле заметны пилоны моста «Нормандия».

Идём дальше вдоль старинных усадеб. На одной из них обнаружили мемориальную доску в честь короля Луи Филиппа, который провёл здесь пару ночей перед тем, как отправиться в изгнание.

В тени деревьев стоит часовня Notre Dame de Grace (Девы Марии Благодатной). Первую часовню на этом месте приказал поставить герцог Нормандии Ричард II. Случилось это чуть менее тысячи лет тому назад. Нынешняя часовня совсем «молодая» — ей всего лишь 400 лет.

Внутри висят модели кораблей, картины на морские сюжеты. Похоже, что это вотивные обетные дары спасшихся на море во время кораблекрушений.

Спустились в город другой дорогой и вышли на улицу с замечательным названием: Rue de l’Homme du Bois (Улица Деревянного Человека). На ней находится музей художника Эжена Будена, погибшего совсем молодым на Франко-Прусской войне. Музей закрыт на ремонт с… 28 сентября 2015 года. Мы опоздали буквально на неделю 🙁

Слева — улица Деревянного Человека, справа — Высокая улица (rue Haute)

В начале улицы заходим в сувенирную лавку: путешествие подходит к концу, денег мы потратили не слишком много, поэтому начинаем позволять себе вольности. Таня покупает футболку и потешную пластиковую салфетку на стол, а я беру пару книжек про Онфлёр.

Каждому свой Лазурный Берег!
Перевести или и так всё ясно? 🙂

Оставляем в лавочке чуть больше 30 евро, я прошу скидку. Продавец уступает 1 евро с футболки. Возвращаемся к прилавку с crusses (мелкими креветками). Нас вспомнили и насыпали пластиковую тарелку за 3 евро.

Жене очень понравилось 🙂

Поблизости стоит бывшая пожарная машина с голландскими номерами.

Её хозяин прямо на набережной коптит рыбу.

Сначала берём рыбу-иглу за 4 евро, потом ещё селёдку за 3. Рыба съедается на ура!

Рядом можно продегустировать помме и кальвадос, купить фермерские сыры и колбасы.

На набережной играет оркестр.

По Vieux Bassin курсирует яхта с пассажирами.

Мы радуемся, что попали на настоящий праздник, а то всю Францию проехали и думали, что на этот раз праздника у нас не будет. С оплатой парковки мы опоздали, но похоже, что в этот день никто, кроме нас, её не оплачивал 🙂

Около полудня выехали из Онфлёра в Амьен и сразу попали на мост «Нормандия».

Он поразил нас ещё 2 года назад в серую дождливую погоду. В этот раз светило солнце.

Проезд через мост подорожал… на 40 сантимов 🙂

Проехав мост остановились, зашли в инфоцентр и сфотографировали портрет инженера — строителя моста. Текст рядом с портретом повествует о нём, как об очень достойном человеке.

В Амьен поехали по платному авторуту, чтобы сэкономить время. Оказалось совсем не страшно — 12,5 евро за 180 км.

Амьен напомнил мне бельгийские города сплошной краснокирпичной застройкой. Дома довольно безликие высотой в 2-3 этажа.

На улицах попадаются арабы и африканцы. Центр города оказался перекрыт, по наитию остановились у круглого здания в стиле Бель Эпок (Belle Epoque). Оказалось, что это цирк. Причём открывал его сам Жюль Верн — уроженец Амьена.

От цирка пошли пешком в центр. Застройка Амьена довольно скучная, не то, что в Реймсе. В самом центре стоят явно послевоенные дома из красного кирпича в 3-5 этажей.

Центр перекрыли, потому что в это воскресенье в городе был блошиный рынок. Народ торговал всяким хруньём, среди которого попадался и настоящий антиквариат. Как ни странно, было много покупателей. Люди приходили с сумками на колёсиках с явным расчётом что-то купить.

Старьёвщики обсидели замечательные городские часы начала XX века, утраченные в войну и восстановленные 15 лет назад.

Блошиный рынок резко оборвался у выхода на соборную площадь.
Собственно ради собора мы и приехали в Амьен. Мало того, что это крупнейший готический собор во Франции, так он ещё и изукрашен  статуями искусной работы.

Западный фасад собора
«Страшный Суд» в тимпане центрального портала собора.

В соборе хранится глава Иоанна Крестителя, привезённая крестоносцами из Константинополя в 1206 году.

Реликварий с мощами св. Иоанна Крестителя. Сокровище Амьенского собора.

Великолепные изваяния повествуют о кознях Иродиады и Саломеи и об Усекновении Главы Иоанна Предтечи.

К сожалению, мы не смогли прикоснуться к святыне, потому что доступ к ней бывает открыт только по большим праздникам. Зато нам удалось подняться на башню, ведь с октября по март туда пускают только 1 раз в день в 15.45. Сначала мы не очень разобрались и ждали у входа в кассу, но затем по какому-то наитию я вошёл в собор, потащил жену за собой и в южном притворе мы нашли служителя, который дал нам бесплатные билеты и буклеты с описанием видов города. Мы были готовы заплатить за подъём, но в первое воскресенье месяца вход на башню оказался бесплатным. Количество желающих ограничено. Чтобы подняться на самый верх, нужно преодолеть 302 ступени.

Для меня это было довольно тяжко. К счастью подъем разбит на 2 этапа. Сначала преодолеваешь 150 ступеней южной башни и выходишь на галерею на уровне окна-«розы».

Отдышавшись и полюбовавшись западной частью города,

лезешь на северную башню, откуда открывается вид на все стороны света. Спускаться надо по лестнице северной башни.

Квартал Сен-Лё, Сомма и Ортийонаж. Вид с северной башни собора
Крыша трансепта собора, вдали небоскрёб Перре.

В соборе находятся потрясающие резные панно, изображающие житие Иоанна Крестителя и деяния св. Фирмина.

Деяния и мученическая кончина св. Фирмина, епископа Амьенского.

В турбюро мне дали план, на котором обозначили самые важные достопримечательности. Среди них были и hortillonages (ортийонаж) — очень своеобразные участки земли на берегу реки Соммы.

Это островки, образованные многочисленными рукавами и протоками. С давних пор на этих островках местные жители выращивали цветы и фрукты.

Когда-то местное садоводство играло заметную роль, сейчас эти участки используют в основном для отдыха. Электричества и водопровода там нет, построить что-то капитальное невозможно.

Хозяева пытаются «застолбить» не только землю, но и воду.

Ортийонаж напомнил мне наши садовые товарищества, причём самые скромные из них.

Добраться туда можно только на лодке, что мы и сделали. С 70-х годов прошлого века Общество охраны Ортийонаж организует лодочные экскурсии. Мы успели на одну из последних, заплатив за двоих 11 евро 80 сантимов.

Это совершенно удивительное место прямо в центре большого города. В протоках плавают утки.

Видели мы и водяную змею. По словам гида вода в протоках очень чистая, никогда не цветёт и комаров здесь не бывает даже летом. Зато водятся карп, треска и, даже, креветки. Площадь этого участка 300 га. Из них половину занимает земля, а половину — вода.

Ортийонаж.Вдали шпиль Амьенского собора.

По пути к машине зашли в квартал Сен-Лё на берегу Соммы. Здесь находится множество кафе и ресторанчиков. Сели на террасе, чтобы немножко выпить.

Таня взяла полюбившийся кир, я — вишнёвое пиво Leffe. Обычное было бы лучше, но это тоже пить можно. Напоследок обратили внимание на некоего человека, стоящего прямо в реке. Оказалось, что это работа современного немецкого скульптора, сделанная в дар Амьену.

На эту ночь у нас был забронирован отель Quick Palace в пригороде Амьена Глизи.

Он обошёлся нам всего лишь в 36 евро, хотя на входе была указана цена 50 за 2-хместный номер.

Конечно, он абсолютно минималистский, вешалок всего две, крючков нет, нет даже ёршика. Но за такие деньги грех было жаловаться. На ужин доели старые запасы и выпили очередную бутылку эльзасского вина.
День семнадцатый. 5 октября. Мы провели в Глизи последнюю французскую ночь. Ночью прошёл дождь, напоминая, что пора и честь знать. Мы запихали сумки в багажник, я завёл двигатель и… на панели приборов загорелся символ погасшей лампочки. Вот чорд, как куда не поедешь, обязательно лампочка перегорит. Собственно, индикатор зажигался ещё в Рибовилле, но тогда путём шаманских плясок с бубном неисправность самоустранилась. На сей раз долго искать не пришлось — погас один из задних габаритов. Я спросил у дамы на ресепшн, есть ли поблизости заправка с магазином, на что она посоветовала мне заехать в гараж, т.е. мастерскую Le feu vert («Зелёный свет») и объяснила, как туда добраться. Находится гараж на Авеню Филеас Фогг на пересечении с Авеню Мишель Строгофф. Напомню, что это имена героев романов Жюля Верна. Гараж открылся в 8.30, при нём оказался замечательный магазин запчастей и аксессуаров, где за 6 евро 9 сантимов были куплены 2 бесцокольные 16-ваттные лампочки. По одной они не продавались. Замена заняла полминуты, раздражающий индикатор погас и мы поехали в город. Довольно долго искали место для парковки, дважды я приноравливался влезть в дырку, но сзади повисала машина и, чтобы не задерживать её, приходилось уезжать. В конце концов я решил, что можно встать и поудобнее. Выехал на набережную Соммы, где парковка оказалась… бесплатной по понедельникам до середины дня.

Бросили мелкую монетку в паркомат, получили билет, положили его под стекло и пошли гулять по маршруту, отмеченному на карте. Сразу скажу, что этого можно было и не делать. Кроме церкви Сен-Лё смотреть на этом маршруте нечего.

Самые обычные старые и современные дома,

пара мостиков через протоки Соммы, руины некоей готической церкви

и современные здания университета.

Реклама кафе «Тётушка Жанна». На всякий случай её привязали к тумбе, чтобы никто не утащил 🙂

Наверное лучше было бы пойти в музей Жюля Верна, тем более, что погода была пасмурной. Однако я почему-то решил, что в понедельник там выходной. Мы прошлись до «башни Перре» — жилого небоскрёба, построенного сразу после войны архитектором Перре. В нём 28 этажей — для французской провинции немало.

Выпили кофе в роскошном кафе «Канцлер» напротив Дворца Правосудия. Круассан там остался только один, но кафе-крем оказался великолепным.

Напоследок зашли в продуктовый магазин, что купили — не помню. Запомнилась только коробочка разноцветных и очень вкусных помидоров и… сырорезка за 8 с чем то евро. Сырорезка оказалась очень удачным приобретением.
В 12.20 выехали из Амьена в направлении Бельгии. Я как-то не ожидал, что наш путь пройдёт по местам боёв столетней давности на Сомме. Вдалеке мелькнула колокольня города Альбер, а вдоль дороги во множестве появились солдатские кладбища.

Мемориалы I Мировой Войны отмечены указателями с красными маками. Здесь в 1916 году шли кровопролитные бои, в которых погибло более миллиона солдат.

Мне очень захотелось вернуться сюда чтобы почтить память погибших. Ведь у нас I Мировая Война замалчивалась, презрительно именовалась «империалистической», хотя в 1914 году её иначе как 2-й Отечественной войной и не называли. Навигатор вёл нас на Валансьенн (Valenciennes) на границе с Бельгией.

Великолепный Ситроен DS на приграничной заправке.

Через Бельгию мы пролетели без остановок мимо Монса, Намюра, легендарного города Huy(Юи) и Льежа (по немецки Люттиха).

На границе с Германией навигатор в очередной раз показал свой норов, не увидев реконструированную развязку. Пришлось вернуться километров на 5 назад, развернуться и уже без помощи балалайки сворачивать на Кёльн.

Нашей целью был маленький городок Энгельскирхен, где я забронировал комнату в гастхофе Альтер Роммерсберг.

Оказалось, что гастхоф действительно стоит на горе (berg), а уж римская она или нет, нам неведомо.

Нас встретил любезный хозяин, показал комнату, сказал, что мы можем пользоваться чайником, кофемашиной, микроволновкой. Ванная оказалась в конце коротенького коридора, но поскольку больше постояльцев не было, нас это не смутило. На первом этаже гастхофа есть кабачок, но в понедельник кухня не работала и мы пошли искать немецкий ужин вниз, в центр городка.
Искали долго: городок вроде немецкий, а из едален одни пиццерии и кебабные. В конце-концов набрели на греческое заведение, где взяли по ягдшницелю с салатом и картошкой фри. У немцев (даже греческого происхождения) всегда так — закажешь одно блюдо, принесут 3 тарелки, которые на столе не помещаются.

Пили пиво Кёльш маленькими стаканчиками. Ясно, что Кёльн рядом, но после Leffe пиво было так себе. Затем долго карабкались на нашу Римскую гору.
День восемнадцатый. 6 октября. Можно сказать, что покатушка закончилась — мы едем на восток в Польшу. Навигатор вывел нас на 2-й автобан где мы и встали в пробку. Бензина было маловато и я решил заправиться. Съехали с автобана и совместили поиски заправки с объездом пробки. Покуролесили по ландштрассе и в деревне Harenberg наткнулись на заправку Total. Пробку объехали. Похоже причина была в ремонте развязки.

Миновали Ганновер и решили заехать в Вольфсбург на родину нашей машинки. Тем более, что время позволяло. Вольфсбург — современный промышленный город, 80% всех автомобилей на улицах — фольксвагены, хотя даже мазды попадаются:) Миновали завод, подъехали к Фольксваген-арена и здесь я спросил у фрау в жёлтом жилете: «музеум Фольксваген?». Хоть я и не знаю немецкого, но ответ понял. Вскоре мы уже остановились у низкого невзрачного здания музея. На улице было холодно, я даже натянул свитер. Как оказалось — зря, внутри было очень тепло. Впечатления невероятные! Я увидел все те автомобили, о которых столько читал. Множество «Жуков», ту самую развозную тележку, из которой вырос Транспортер, юбилейный Пассат В3, испещрённый именами сотрудников завода, экспериментальные машины. Музейная пауза оказалась более чем к месту.

Парочка непривычных «Жуков» из музея в Вольфсбурге.
Макет VW Golf 7 в Вольфсбурге. Во время презентации этой модели Вольфсбург на неделю переименовали в… Гольфсбург 🙂

Выезд из Вольфсбурга оказался… перекрыт. Балалайка опять начала истерить, а дорогу пришлось искать «верховым чутьём». По ландштрассе ползла нудная пробка и мы около часа выбирались на автобан. Дальше дело пошло веселее с краткими санитарными остановками.

Давным-давно, когда я читал отчёты Сергея Тихомирова, я и помыслить не мог, что также  научусь обходить фуры по узкой левой полосе в местах ремонта автобанов. Ничего, научился.

В 18.30 въехали в Польшу, а через час уже в темноте свернули в Новый Томышль. На съезде увидели рекламу отеля «Атриум» и поехали туда. Оказалось довольно дорого — 200 злотых за ночь. Тут же по дороге увидели вывеску ещё одного отеля под названием  «Коперник».

Цена нас вполне устроила — 140 злотых без завтрака. Отель оказался каким-то потёртым. Сантехника очень старая, водопроводные трубы не менялись со времён Ярузельского, если не Герека, но всё работало. Спросили у портье, где можно поужинать. Тот развёл руками — кухня уже не работает, городок провинциальный — типа негде. Но я вспомнил ресторан на площади у отеля «Атриум». Пошли туда. Оказалось всё очень прилично. За гуляшовый суп (жене), шницель с фритками (мне), 2 зестава сырувек, 100 грамм вудки жолондковой (мне) и бокал красного французского вина (жене) заплатили 60 злотых. Заведение называется «Сандра». Мы были там единственными посетителями. Вечером перевели часы на московское время.
День девятнадцатый. 7 октября.
Ставим будильник на 5.30, через час выезжаем. На соседнем Лотосе заливаем полный бак. Заезжаем в кантор на заправке ВР, где меняем ещё 50 евро на злотые. Удалось поменять и затёртую долларовую двадцатку, которую не взяли на восточной границе. В машине ощутимо пахнет французским сыром и я трачу 23 злотых на освежитель воздуха.
Выезжаем на автостраду Вольности. Нет, не выезжаем. Нас останавливает пани полициантка на мотоцикле и спрашивает, куда едем. Я говорю, что в Варшаву. Дорога перекрыта до Познани. «Нех пан скренчи вправо и еще раз вправо на дрогу 92». Наверное утром случилась авария и всех отправляют в объезд. Делать нечего, катимся по старому шоссе до самой Познани.

Долго толкаемся в пробке, чтобы пройти «рондо», наконец выезжаем на автостраду, сэкономив на «поборе оплат» 17 злотых. На улице резко похолодало. В рубашке и ветровке откровенно холодно.
Мы специально растянули Польшу на 2 ночи,чтобы не торопясь сделать закупы. Для этого заехали в Лович. Встали на треугольной площади  Нового рынка,

дошли до настоящего рынка, почти пустого в будний день. Купили несколько польских колбас, лесные орехи, бросили их в машину и пошли по мелким магазинчикам. Таня искала себе осенние ботильоны. Пересмотрела и перемерила кучу всего — ничего не подошло. Устала. Мы вернулись к машине и поехали в знакомый супер «Марк-Пол». Оказалось, что это уже не Марк-Пол, а какая-то Мила.  Делать нечего, еду купить надо, а то дома мышь в холодильнике повесилась. Набрали того-сего на 210 злотых. Потратили минут 20, разбирая сумки и пакуя вино.  На выезде из города подлили 15 литров, помыли машину — уж больно много на ней было бретонской летучей фауны и двинулись к Варшаве. В прошлый раз я не послушался навигатора, поехал по указателям и встрял в пробку. В этот раз решил ехать строго по навигатору, хотя уже на Вислостраде заподозрил, что ведёт он меня прямо на перекрытый Лазенковский мост.

Так и оказалось. Поворот, второй, проезд под мостом Понятовского

и… мы упираемся в пробку на битком забитой машинами улице Тамка. Улица эта резко спускается к Висле. На мою долю достаётся крутой подъем.  Довольно долго ползём вверх, минуем перекрёсток и тут я понимаю, что следующая поперечная улица — это «Новы Свят». Если я хочу попасть на мост Понятовского, то мне надо сворачивать налево. Удивительно, но по Новому Святу никто не едет. Я уж подумал, что заехал под запрещающий знак, но нет — ехать можно. Выезжаю на Иерозолимске аллеи к бывшему ЦК ПоРП. Рядом стоит полицейская машина. На меня — ноль внимания. Поворачиваю налево, выезжаю на мост

и… утыкаюсь в пробку. Пропускаю рейсовый автобус и получаю в зад пинок гудок от нетерпеливого местного таксиста. Потихоньку ползём по аллее Вашингтона к рондо Вятрячне.

Тут я уже вспомнил свою статью, сориентировался и двинулся в правильном направлении. Господи,  когда же закончат южный обход Варшавы! Перед самым выездом на А2 передо мной пытается влезть микрик. Водитель виновато смотрит мне в глаза. Развожу руками — что ж мол с тобой делать. Он благодарно втискивается передо мной и я замечаю украинские номера. Надо же, у «клятого москаля» попросить.  А «москаль» его возьми, да пусти 🙂

Долго и нудно тянемся через варшавские пригороды, наконец большинство машин расползается по деревням. Варшаву мы прошли за 1 час 40 минут. Решаем, что неплохо было бы поесть. Съезжаем к первому попавшемуся попавшемуся заязду в Дембе Велке

и за 15 злотых с носа получаем замечательный комплексный обед: росул з макаронем (бульон) и котлет шабовый.

Плюс чай и томатный сок. В итоге получается 35 злотых, ещё 5 оставляем на чай. Смеркается. Седльце проходим в темноте. Наша цель — добраться до широко известного в узких кругах отеля «Паджеро»,  где мы и оказываемся в 19.45.

Нам дали номер в новом, ещё недостроенном корпусе. Номер превосходный, напоминает чем то «Отель де Роше» на берегу Розового Гранита.

Вот только вода в душе не особо горячая, да вестибюль ещё не закончен.

День двадцатый. 8 октября. Ставим будильник на 4.30 по Москве. Выезжаем примерно через час и ещё через 20 минут приезжаем на границу. Я выбрал неудачный ряд. Правее меня машины проходят со свистом, а наш ряд стоит. В 6.25 прошли поляков. В 6.30 заезжаем к белорусам. С пограничниками никаких проблем, а таможенник задаёт традиционный вопрос про алкоголь и получает не менее традиционный ответ: «В пределах нормы.» Следующий вопрос про мясные продукты. Честно отвечаю, что несколько нарезок в заводской упаковке есть. «К Вашему сведению»- говорит офицер — «ввоз мясной продукции в РБ запрещён». И отпускает с миром. В 6.40 выезжаем с погранперехода и останавливаемся у сигаретных киосков на белорусской стороне. Выкуриваю сигарету (не белорусскую). Наше драгоценное вино едет домой!
В Бресте заливаю 35 литров 95-го. Не угадал, маловато залил.

М1. Обгоняю «усталый» VW Гольф 1.
Минская объездная. Вартбург на советских(!) номерах.

В Витебской области мне пришлось лихорадочно искать заправку, потому что 2 подряд были закрыты… на учёт! Это в середине то буднего дня.

В Белоруссии было холодно, но ясно. Ближе к границе появились мрачные серые тучи.

В 13.50 остановились на заправке Шелл в Смоленской области. Здесь пошёл… снег. А машина, между прочим, была на летней резине. На обед остановились в кафе у въезда в Смоленск. Не рекомендую — дорого и невкусно.

Кафе «Смоленск» у въезда в город. Мой совет — проезжайте мимо.

В 19.30 пересекли МКАД, собрали все пробки на хвалёной собянинской эстакаде (чтоб его черти в аду заставили вечно в пробках стоять!) и в 20.10 въехали в родной двор.
Всё! Позади 20 дней и 8606 км.

TEXT.RU - 100.00%TEXT.RU - 100.00%

Слово молвить

Яндекс.Метрика