Фовизм Анри Матисса

Анри Матисс был лидером фовизма и одной из ключевых фигур искусства ХХ века. Художник прожил очень долгую жизнь. Он умер в 1954 году. Пикассо, узнав о кончине Матисса, воскликнул: «А как же я теперь буду работать?». Мастер имел ввиду, что его творческий путь был постоянным соперничеством с Матиссом, а со смертью Матисса он как бы терял стержень соперничества.

Рисовать Матисс начал довольно поздно. Его родители хотели, чтобы Анри был юристом и он им стал.  Но будущий художник вскоре понял, что юриспруденция — не его дело, и уехал в Париж изучать искусство. Своим учителем он считал Гюства Моро, и, следуя совету учителя, изучал работы старых мастеров и даже копировал их в Лувре.

На этом этапе он пробовал писать «в духе», искал художественную близость с тем или иным направлением в искусстве. В коллекции ГМИИ хранится натюрморт, выполненный «в духе голландцев». В этой работе Матисс заставил  стекло бутылки блестеть необыкновенным цветом. Эта ранняя работа весьма похожа  по манере исполнения на стиль Эдуарда Мане. (Интересно, что хотя очень многие причисляют Мане к импрессионистам, он таковым  не являлся. Специалисты всегда подчеркивают это, говоря: «Эдуард Мане и импрессионисты»).

Вернемся к раннему Матиссу. Тон его картины тёмный и неоднородный, отдельные цвета – серебристо перламутровые. В отличие от Сезанна, Матисс совсем иначе лепит форму и заботится о ней. Он уделяет больше внимания цвету и строит полотно по классическим канонам. Картина была написана в 1896 году, когда художнику было 39 лет. 

В самом конце XIX века художник заинтересовался яркими красками, живыми цветовыми комбинациями и смелыми композиционными приёмами.
К концу 1900-х годов он выработал новое понимание роли искусства в современном мире. Мастер верил, что задача современной живописи — создавать усталому, духовно истощённому зрителю гармоничное окружение, отвлекать его от забот и беспокойств современного мира и помогать расслабиться. Матисс ценил идеалы единения человека и природы, его привлекали сплав инстинкта и разума, присутствующего в архаичных культурах.
Матисс добивался чистоты чувств, характерных для детского рисунка или примитивного искусства.
«Статуэтка и вазы на восточном ковре. (Натюрморт венецианской красной)» 1908
В 1908, когда Матисс создал эту картину, в Париже проходила выставка Восточного и мусульманского искусства, которое запрещает изображать лица людей, а также и животных. В исламском искусстве допустимы только   орнаменты и каллиграфические надписи. Матисс внимательно изучал восточные искусства и многое из них  почерпнул для своего творчества.

В этом натюрморте Матисс отрицает все каноны живописи, использует очень яркие цвета.

Необходимо иметь ввиду, что чувство цвета дается человеку от природы, также, как голос или музыкальный слух. Оно либо есть, либо его нет, воспитать чувство цвета, также как и наработать голос – невозможно. Матисс обладал совершенным чувством цвета. Ему не надо было что-то изобретать, он всё точно знал. И в этом Матиссу можно доверять.

Ковёр на этой картине – реальный. Такой, какой был у Матисса в его доме. Он набросил этот ковёр на камин или комод, или другую мебель. Но мастер не дает здесь глубину пространства в соответствии с математическими законами, а выписывает глубину лишь треугольниками незаполненного ковром пространства. Сосуд, японская ваза, кружка, скульптура, его поле, коньяк. Цвета – красный, зелёный, синий, чёрный. Углы комнаты даёт другим цветом. С того момента, когда Матисс стал рисовать такие композиции и начинается его развитие, как художника. На холсте хорошо заметна свобода в выборе цвета и красок — интенсивных, почти пламенеющих.

Кажется, что предметы на ковре включены в орнамент покрытия, в арабеск, как элемент восточного узора. В эту композицию мастер также включил гипсовую модель своей скульптуры.

  В 1910 году он создаёт полотно «Фрукты и бронза». Эта работа была написана для московского коллекционера, почитателя его таланта  Сергея Щукина. Здесь, как и на предыдущих работах, светотень, перспектива, отражение отсутствуют. Матисс не использует светотеневую моделировку предметов, он обозначает их цветными пятнами и обводит контуром. Линия и цвет – вот  главное в его творчестве. Формы предметов выполнены мазками разного цвета и все это находится на фоне синего ковра. 

Испанка с бубном.
Эта композиция — одни из самых ошеломляющих фовистских картин. Фигура танцовщицы нарисована очень динамичным цветным контуром и контрастирует с распределением светотени. Это по-новаторски необычно и «по-дикому» экспрессивно. Цвет фона — голубой. Чёрная блуза и красная юбка очень красиво смотрятся на голубом фоне. Это контрастные цвета, которыми художник создаёт глубину пространства .

Анри Матисс и Сергей Щукин. Самым первым «идеальным» покровителем Матисса, человеком, который принял все его идеи, был московский коллекционер Сергей Щукин. Картины Матисса украшали щукинский особняк и составляли единый ансамбль.
Щукин безраздельно доверял Матиссу. Он доверил Матиссу оформить свой дом в том стиле, какой художник считает нужным и правильным. Щукин предоставил Матиссу возможность самовыражения. Отношения между патроном и художником были очень доверительными, полными взаимопонимания. За весьма короткий период перед революцией 1917 года, Матисс написал целую серию картин для Щукина, которые в настоящее время составляют гордость коллекции музея Изобразительных искусств. Знаменитые панно «Музыка» и «Танец» — последняя работа находится в Зрмитаже — также были выполнены позаказу Щукина для его московского особняка.
Щукин весьма щедро заплатил Матиссу. На эти деньги художник смог прожить более 7 лет ни о чём не заботясь. 
Революция 1917 года всё изменила. Щукин уехал в эмиграцию. Как-то, Сергей Щукин ехал на поезде в Ниццу. Матисс также был пассажиром в этом поезде и узнал, что его патрон едет тем же рейсом. Матисс везде искал Щукина, хотел поприветствовать и поговорить с меценатом, но нигде не смог его найти. Они не встретились, хотя ехали одним поездом. Всё дело было в том, что Матисс искал своего патрона в 1-м классе, а Щукин ехал  в третьем.

В экспозиции следующего зала посетителя встеречают цветы, натюрморты – это любимые темы Матисса.

 Цветы на медовом фоне. Ваза с пышным  букетом цветов стоит на столе. Белая столешница на самом деле – просвечивающий незакрашенный белый холст.  Чтобы всё это не сливалось с белой вазой, мастер прорисовывает ее контур. Медово- жёлтый фон полотна, необыкновенно красивый и теплый, охватывает букет цветов.

 Сам Матисс отмечал, что современные люди – это усталые люди. В этом безумном мире нужно, используя искусство, его яркость, дать людям возможность отдохнуть. Пусть они отдохнут, глядя на подобные полотна – именно такой была цель Матисса.

 Немаловажное значение Матисс придавал гармонии: «Я хочу нести людям отдохновение и радость». В своих картинах художник постоянно претворял свою жизненную программу. 

«Корсиканский пейзаж. Оливы». 1898 год. Очень многие работы Матисса, находящиеся в ГМИИ, были подарены Лидией Николаевной Делекторской. В числе ее даров — палитры художника. В собрании ГМИИ немало ярлыков с ее именем — именем секретаря Анри Матисса. И хотя Делекторская могла бы презентовать собрание картин любому другому музею, она предпочитала Пушкинский. Возможно, в этом была заслуга Ирины Александровны Антоновой( директора ГМИИ), которая сумела понравиться Делекторской.

 На корсиканском пейзаже – чисто импрессионистические черты. Но у Матисса гораздо плотнее мазок, и краски положены более интенсивно.

 Палитры Матисса. Первая похожа на цветы.

Портрет Делекторской тоже хранится в музее, это небольшой набросок, под стеклом. Но черты лица имеют несомненное портретное сходство. 

Два достаточно больших полотна в коллекции – это интерьеры мастерской художника, их в музее три, но застать их одновременно на экспозиции практически невозможно. На одном полотне изображён уголок мастерской, на другой – розовая мастерская с кусочком его картины «Танец». Матис во многих полотнах цитирует сам себя. 

«Мастерская художника. (Розовая мастерская)».
Это одна из матиссовских студий, с так называемым симфоническим интерьером, который воплощает на холсте гармонию цвета и композиции.
Матисс включает в эту композицию свои картины на стенах ателье и бронзовую статуэтку.

 На этой картине хорошо проследить, как создавалась эта композиция. Художник соединяет разные жанры (натюрморт и интерьер) одним арабесковым орнаментом. Перед ширмой — стул, на котором пустая ваза, без цветов. Затем — ширма, экран, на который брошена одежда. И вот складки на этой одежде кажутся стеблями цветов, они как бы начинаются от вазы и создают имитацию стоящих в ней цветов и в то же время эти складки формируют арабесковый орнамент.

Затем всё это органично перекликается с настоящими цветами и деревьями за окном. И это завершение темы арабеска. На этом полотне очень важную роль играет цвет. Никакой другой художник, кроме Матисса не имел такого чувства цвета. Существует музыкальный термин. О человеке, весьма одарённым музыкально говорят, что у него абсолютный слух. И если применить музыкальный термин к изобразительному искусству, то о Матиссе нужно сказать, что у него был абсолютный глаз.
Эта «Розовая студия» была написана, когда Матисс вернулся из России. На деньги, заплаченные ему Щукиным, художник арендовал эту студию, где и написал картину, а студию он впоследствии выкупил.

«Уголок мастерской»

Матисс. «Уголок мастерской»

 Матисс очень любил синие драпировки. Как новая, цветочная мелодия. И дневной свет передаётся в красках. И в левом верхнем углу полотна видны те же розовые в полоску стены его мастерской, которые изображены в «Розовой мастерской».

«Марокканский Триптих». 1912-1913.

Перед тем, как Матисс приехал в Россию, он планировал посетить Италию, где хотел изучать работы Старых Мастеров. Но, увидев Русское искусство, понял, что он не найдёт ничего специфического в Италии и отправился в Марокко. (Иконы Матисс видел в собрании Остроухова и Благовещенском соборе Московского Кремля.)
Этот триптих был заказан Матиссу Иваном Морозовым. И, сравнивая натюрморты, букеты и мастерские Матисса с этим триптихом, кажется, что это совсем другой художник. 

Интересно, что рама этой картины была специально заказана и оплачена Морозовым.
Весь триптих представляется как три разные времени дня или как философское восприятие Востока.
1 — Утро. И Матисс открывает окно в город. Мы видим собор святого Петра, крепость, двух осликов и араба, верхом на одном из них. Тень всё ещё окутывает город своей свежестью и прохладой. Через раскрытое окно Матисс  показывает городской пейзаж,  который, в свою очередь, вводится через натюрморт. Окно-натюрморт – городской пейзаж. 

2 — День. Жизнь пряного Востока перемещается внутрь террас и всё выглядит как мираж. Девушка, изображенная в центре холста — дочь Зоры, работницы отеля «Вилла де Франс», которая очень часто позировала Матиссу.  Некоторое время спустя её стали искать, но она исчезла, растворилась и о ней ничего не известно. Матисс очень любил её писать, неоднократно изображал ее на своих полотнах.

3 — Вечер. В городе нестерпимая жара и все ожидают ночную прохладу и сидящий перед входом араб растворяется, исчезает, как образ и видение. Контуры его фигуры становятся едва различимыми.

Вот это Матисс, который мог сделать всё, что он хотел в области цвета.

«Арумы, ирисы и мимоза (Голубая ваза с цветами на синей скатерти)» 1913. Картина входила в ансамбль Розовой гостиной в доме С.И.Щукина, для которой Матисс создал несколько работ одного формата, в том числе и «Красные рыбы». Этот букет в нашей экспозиции, написан холодными тонами. «Арумы…» — понимание полотна идёт от восточного иероглифа, по всему фону картины разбросаны завитушки – элементы восточного орнамента. Ваза прикрыта изумрудным листком цветка. До Матисса сочетание зелёного и синего не укладывалось в голове и такое сочетание цветов никогда не использовалось. А Матисс применил его и мы увидели, насколько это красиво и гармонично. 

«Красные рыбы». Сочетание ярких, интенсивных цветов создают неподражаемый декоративный эффект. Свобода, и даже размашистость рисунка усиливает впечатление, что картина была написана «за один присест», «на одном дыхании»

Полотно трактуется чем-то средним между натюрмортом и пейзажем. Гениальное всегда очень просто, поэтому очень часто про творчество Матисса дилетанты говорят – «и я так нарисую». Да, нарисовать можно. Но дать такое сочетание цветов, предметов, предложить такую гармонию в полотне – вряд ли это удастся кому-то другому.

В полотне обыгрывается круглая форма. Это крышка стола, донышко аквариума, крышка аквариума, вода в аквариуме. И в эту серо-асфальтную и зелёную гамму художник вплетает красных рыбок, изображение которых удваивается в их отражении на поверхности. Эти рыбки притягивают к себе всё внимание, взгляд идёт по кругу и опять возвращается к ним.

 В этом обзоре мы рассказали почти обо всех картинах, которые находятся на экспозиции музея Изобразительных Искусств им. Пушкина в Москве. Надо сказать, что в собрании С.И.Щукина их было значительно больше. Коллекция была поделена между Москвой и Ленинградом (как Санкт-Петербург тогда назвался) и много картин сейчас находятся в собрании Эрмитажа.

Матисс умер в 1954 году в возрасте 84 лет. Пабло Пикассо оценил его роль в современном искусстве коротко и просто: «Матисс всегда был единственным и неповторимым».
ФОВИЗМ В ГМИИ им. Пушкина



Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *