Февраль света. Поле. Луг. Река Истья

Февраль в этом году добрый. Без сильных ветров, снегопадов метелей. Начался он оттепелью. Бессолнечным, грязно-слякотным в Москве и тихим, робким, серым потеплением за городом. Оттепель тронула плюсовой температурой охапки снега и отступила к югу. Нам ещё не пора расслабляться. Мороз сперва огляделся, много ли оттепель набедокурила, и сначала легонько, а потом во всю февральскую силушку расстарался. Небо расчистил, серость разогнал, солнышко вызвал и вдарил до минус двадцать утром. Не, в Москве ниже минус 11 и не опускалось, а у нас, на Истьях — часам к восьми утра — самый холод. А ведь и всего-то сто вёрт к югу от Москвы.

Солнце совсем уже по-другому светит. Но до самой верхушки неба ему ещё лезть и лезть. Пока неполную дугу по небосводу описывает. Но старается, каждый день выше и выше забирается.  По утрам на красный диск смотреть не больно.  Оно над Истьями в этот час будто мешкает, прежде чем дальше покатиться, висит круглой головешкой, лучи выпускает, мороз светилу в помощь, они на пару всю деревню выстудили, воздух только что не трещит от холода.

Долго на солнце не налюбуешься, охапку дров схватил — и в дом, печку топить. Такой обогрев уже совсем не обязателен — газ в деревню провели. Котёл топим, в комнатах тепло! Но как же без печки? Без неё и дом — не дом, а городская квартира.
А как с обычными делами управлюсь, так и на улицу бегом. Как там мороз? Совсем не отступил, но помягчал вполовину. Пойду по полю пройдусь. Февраль как раз всё для прогулок подготовил. Сначала снег растопил, а потом морозушком снег затвердил — ходи как по земле! Вот оно, наше поле. Я панораму круговую сделала.

Летом здесь картошка растёт, свёкла, траву сеем на подкормку корове. Во-о-он она, у сарая стоит. Каждый день по часу на прогулку выходит. Погода и ей нравится, она от солнца щурится, привыкла к дневному променаду, уже ждёт, когда её выгонят.

А снег, снег! Настоящий, деревенский, истьинский.

Пойду-ка до луга добегу, как там наш сенокосный луг? Зимой он нас в гости и не ждёт! Снегом завален — поди, доберись до него. А весной река разливается, тоже не ступишь. Только уж поздней весной, когда щавель вылезет мы до луга доходим. А летом, в сенокос — он главный! Вся трава, что зимой в сеннике лежит на лугу выросла. Рогатые наши лугу и зимой и летом благодарны. Пойду и я навещу кормильца.
Луг у нас под горой раскинулся. Летом мы к нему другой дорогой ходим. Мимо ёлочек. Уже на нашей памяти выросли, брат Илья сажал. А сосенку — мама.

А зимой  лучше чуть правее, через воротину из веток сойти осторожно, чтобы наст выдержал.

И здесь тоже чуть постою, вокруг посмотрю.

Здравствуй, речка! Не слышишь, поди, меня, спишь мертвецким сном. Или опять притворяешься, знаю я тебя.  Заманишь красотой да тишью, да окрестишь ледяной водой, помню где твои ключи бьют. Далеко не пойду. Тут дерево ветвями к воде склонилось, до него дойду, и назад, дальше — опасно.

И в другую сторону немного прогуляюсь. Раньше в самом широком месте реки брод был. Мостки далеко отсюда, да и не для лошадей. Когда в деревне коняшек держали, то всегда здесь верхом переправлялись, да и на телегах тоже, мелкая наша Истья.

До висячего моста дойти? Замёрзли ключи или нет? Такой мороз по ночам, уж должны надёжно сковать проказницу-Истью. Вот они.

Нет, не буду рисковать, купалась уже зимой. По берегу обойду, на висячку посмотрю, и — домой.

Только ещё чуть-чуть подышу. И тишину послушаю. В это видео музыку не стала монтировать. Пусть тихо будет.


Нагулялась. Да и день, хоть и прибавился сильно, да не бесконечный. Много ещё успеть надо. Скотинку накормить. У овец приплод подрастает, уже самостоятельные, сено лопают, но от мамок далеко не уходят.

И дома прибраться не мешало бы. Мама из санатория приедет, пусть в доме чисто будет. Вот и ещё один день прошёл, смеркается. Месяц вон уже какое пузо отрастил, луной через пару дней луной станет!

Хорошо! Завтра тоже солнце обещали. И послезавтра… И третьего дня. А там и от февраля овечий хвост останется. Перезимовали.

TEXT.RU - 100.00%

Слово молвить