П.А.Дюжев — помним и чтим

О боевых дорогах нашего деда, Дюжева Петра Андреевича мы уже рассказывали. В этом году нашему дедушке исполнилось бы 100 лет. Родился он в светлый день Рождества Христова, 7 января 1914 года.

Какая самая ранняя фотография деда в семейном альбоме, затрудняемся сказать. На оборотной стороне этой стоит дата — 1937 год, тогда дедушка по призыву служил в рядах Красной Армии, ему было 23 года.

А вот на этой даже даты нет. Но видно, что он ещё совсем молодой.

Свадебные фотографии деда и бабушки, если они и были, то не дошли до нас. Может быть и не было. Поженились они до войны. Регистрация брака в сельсовете стала будничной процедурой, пришли и «расписались». А венчание в церкви тогда никто не афишировал.

Сохранилась и ещё один снимок дедушки. На нём нет даты. И на дедушке не будённовка, как на первой фотографии, а пилотка. Да и форма старого образца — без погон. Вполне вероятно, что это единственный военный снимок деда с боевыми друзьями, сделанный до 1943 года.

Он никогда не поддерживал связи со своими однополчанами, это нам бабушка рассказывала. И мы не знаем — почему? Может быть, просто хотел забыть то, что пережил. Однажды, ему пришло письмо от его командира. Он предлагал повидаться, вспомнить боевых друзей, почтить их память. Прочитав письмо, дед строго сказал бабушке: «Не буду отвечать. И ты не пиши. Встречаться не буду».

Ещё один снимок, где нет даты. По двери и фрагменту дома место трудно определить. Судя по возрасту и одежде деда, это явно послевоенная фотография.

День Победы деда очень любил. Пожалуй, это был единственный праздник, который он ждал и праздновал. И особенно гордился тем, что приводил на мероприятия внуков. Близ нашей деревни Истье митинги проходили в селе Тарутино, оно находится в 9 км восточнее нашей деревни. В русской истории село известно битвой в 1812 году с отступающей из Москвы, но ещё очень сильной французской армией. После войны в Тарутино установили и памятник в честь великой Победы. Там и собирались ветераны. Иногда дедушка ездил в соседнюю деревню Воробьи — оно побольше, чем Истье, стоит на дороге А-101, в народе- «варшавка».

Для нас, для внуков, участие в этих митингах было очень волнующим событием. Сильнее, чем Новый год с Дедом Морозом. Мы мало понимали значимость события, мы просто чувствовали, что происходит что-то особенное, важное, значимое, и что мы — часть этого события, где главными были воины-ветераны и наш дедушка — один из них. Отрывочные воспоминания брата (справа)  о дедушке связаны с днём Победы.

На оборотной стороне снимка стоит дата — 9 мая 1979 год, деду — 65 лет.

Это единственный снимок деда с орденами и медалями. Он был награждён Орденом Красной Звезды и медалью за отвагу. (О боевом эпизоде, за который наш дед получил награду я рассказывала в стьтье «Боевые дороги Дюжева П.А.). На всех отстальных послевоенных снимках на его пиджаке мы видим только орденскую планку.

Уверена, что на этой фотографии он снят до моего рождения.

На этом снимке дедушка со своей сестрой, Ириной Андреевной и её мужем, Стефаном Васильевичем Дроновым.

Каким я его помню? Очень добрым и приветливым. Мои первые воспоминания о дедушке связаны с тем, как он нас встречал на остановке. Тогда все ездили автобусом, который ходил очень редко. Часто добирались на перекладных. Мои родители жили в городе, в соседнем Обнинске, приезжали в деревню на выходные и праздники. Одно из первых детских воспоминаний — зима,  запряжённая в телегу лошадь стоит у дороги, кучер — дедушка. Он заворачивает меня в тёплый овчинный тулуп, что бы не замёрзла, пока доедем до дома.

Мама, сестра и брат, мы все помним, как дедушка нас встречал. Редко точно знал, на каком автобусе — дневном или вечернем мы приедем. И к каждому рейсу выходил на горку — с неё хорошо было видно остановку.  Так и помню, как он стоит на горочке и всматривается, всматривается вдаль — кто там сошёл с автобуса, свои или нет? И если замечал вдалеке знакомое пальтишко, быстро шёл навстречу.

Эти пальтишки он сам и покупал, вернее, давал денег на них. Очень любил, чтобы мы были не просто прилично, а красиво одеты. Всегда требовал: «Купите, купите новое пальто! Я денег дам!» И отдавал всю свою пенсию. Однажды, в деревенское сельпо завезли детские платья разных фасонов. Дедушка и я как раз пришли, когда их «выбросили». Он мне купил все модели, которые пришлись мне впору! Три или четыре! Это был мой первый девчачий гардероб! До сих пор помню эти незатейливые платишки из вискозы.

Любил деда собирать грибы. Не помню, чтобы ходил в лес один — всегда брал кого-нибудь из внуков, а случалось, что и всех.

Ещё помню, что он несколько раз в день ел суп. С войны дед пришёл с язвой желудка. Лечил её горячим супом. Бывало, он ещё был недоварен, бабушка говорила: «Петь, не сворился ещё, только что картошку запустила». Дед отвечал: «Ничего, плесни половничек». Садился за стол, мелко-мелко нарезал солёный огурец, брал кусок хлеба и не спеша ел первое блюдо. Мы, внуки, тут же пристраивались рядом и таскали у него огурец, а то и ложкой в его тарелку залезали. Он не возражал, подвигал миску ближе к нам. А через пару часов опять наливал себе уже заправленный морковью суп.

Любил дедушка пить чай. Всегда — из стакана, никогда не наливал напиток в кружку. А бритьё — это был ритуал! Никаких электрических бритв не признавал, хотя мой отец и дядя пытались его приучить. Но дед брал свой помазок, станок с безопасной бритвой, разводил мыло в стаканчике и брился. Эта сцена тоже ярко отпечаталась в памяти.

Была у дедушки и особенная игра для нас, внуков. Называлась она «у-тю-тю, у-лю-лю». Предназначалась она только для малышей. Дед ложился на спину на диван, сгибал ноги в коленях, кто-то из малышни садился на его живот и начиналось «у-тю-тю, у-лю-лю» — дед раскачивал нас на животе, на коленях. Нам это жуть, как нравилось. Иногда «у-тю-тю, у-лю-лю» он играл на ногах — качал детвору сидя, на вытянутых ногах. Не отказывал, когда мы подрастали и качать ему было тяжело. Мы все прошли через «у-тю-тю, у-лю-лю», уверена, поживи он подольше, нашим детям тоже досталось бы!

Все деревенские о дедушке отзывались очень тепло. И называли его только по имени-отчеству — Пётр Андреевич. Вот пара его снимков с деревенскими жителями. Кто из них кто — не знаю.

Это территория дома отдыха “Истье”, где дед работал шофёром и электриком.  На дальнем плане справа виден дом, где дед жил до смерти, бабушка до 2000 года, пока не переехала в новый дом.
Это тот же ракурс. Когда снято, к сожалению, не знаем.
Здесь деда со своим начальником, директором дома-отдыха ВЦСПС Юрием Иосифовичем Резником, я его немного помню.

Семья Резников была нашими соседями — дом предназначался для двух семей. Шуметь нам, детям, в доме не разрешалось, ведь за стенкой — начальник! Но дедушка охранял покой соседей не из-за их служебного положения, а из-за уважения. Конкретно к ним и к любому человеку.

Мне повезло, я больше сестры и брата помню дедушку. Это мой первый снимок с ним и мамой.

30 июля 1964 года, написано на оборотной стороне фотографии. Через три дня мне исполнится годик.
Здесь мне годика три.
Здесь —  сестра совсем маленькая, значит, это 1970-ый год. Деду — 56 лет, бабушке — 52 года.

Какие же мои родные здесь молодые! Ведь маме и папе гораздо меньше, чем мне сейчас! Они даже моложе младшего брата, тогда ещё никто не знал, что у родителей будет сын!

Нет такой семьи в нашей стране, которую не тронула война. Прямо или косвенно. Нет семьи без своего героя. Простого труженика, ничем не блиставшего, в мирные годы ничего себе не требовавшего. Как миллионы других. Но на их долю выпала война. Страшная и жестокая. Сейчас можно говорить о ней всё, что угодно и оценивать её как угодно — как правду или как кривду. Речь не об этом. А о том, что наши тихие и скромные герои вынесли войну на своих плечах. Каждый из 1418 дней они смотрели смерти в глаза. Если кто -то меньше, не имеет значения. Кто из нас прожил хоть один день, как последний? Они защищали нас. И они победили!

С ДНЁМ ПОБЕДЫ!

Я не хочу комментариев к этой статье. Это — личное. Я хочу, чтобы о скромном герое моей семьи знали. Вечная слава и вечная память!

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 2

  • Таня, прочитала с интересом и главное старые фотографии!!!
    Очень хороший дедушка и фамилия какая замечательная!
    Вечная память этим тихим героям, Вот тебе стихотворение Бодиса Слуцкого, к твоему рассказу

    ***
    Умирают мои старики —
    Мои боги, мои педагоги,
    Пролагатели торной дороги,
    Где шаги мои были легки.

    Вы, прикрывшие грудью наш возраст
    От ошибок, угроз и прикрас,
    Неужели дешевая хворость
    Одолела, осилила вас?

    Умирают мои старики,
    Завещают мне жить очень долго,
    Но не дольше, чем нужно по долгу,
    По закону строфы и строки.

    Угасают большие огни
    И гореть за себя поручают.
    Орденов не дождались они —
    Сразу памятники получают.

  • Хорошо, когда есть такие воспоминания, когда есть такой дедушка в твоей жизни…
    Таня, спасибо за рассказ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *