Дворец Алексея Михайловича. Часть VIII

Терем младших царевен.
В Коломенском дворце были устроены отдельные покои для младших царевен – царских дочерей  и для старших царевен – сестёр царя. Комнаты «старших царевен» (условные, конечно) мы уже посмотрели. В покоях «младших царевен» устроена экспозиция, посвящённая русскому искусству XVII века. Комнаты в этой части дворца невелики по размерам. Они предназначались для жилья, в отличие от официальных парадных помещений на женской и мужской половинах дворца.

В первом зале  выставка
РЕЗЬБА ПО ДЕРЕВУ
Здесь представлены подлинные работы мастеров Столярских дел Оружейной палаты. Оружейная палата была не столько арсеналом, где изготавливали и хранили ценное оружие, она была скорее своеобразной академией художеств того времени, лучшие мастера Оружейной палаты, не только работали, но и передавали секреты своего мастерства ученикам.  Златокузнецы, оружейники, резчики даже приносили крестное целование (клятву): «ничего из того, что сами знают, утаивать не будут и научат подмастерьев всему, что сами умеют». Тех иноземных мастеров, которых уличили в утаивании знаний и умений, просто изгоняли из Оружейной палаты.

В Оружейной палате была и столярская мастерская. В ней занимались «флемской», т.е. фламандской резьбой.  Примером такой резьбы служат царские врата. В их украшении ясно видна идея райского сада.

Главный элемент райского сада — это виноградная лоза. На лозе подобно виноградинам вырезаны медальоны, изображающие  Благовещение и четырёх евангелистов. Удивительной чертой царских врат является использование  мастерами цветных красок. Виноградины в природе бывают зелёные и тёмно красные. Мастера вырезали и раскрасили плоды виноградной лозы так же живоподобно.

Известно, что мастера Оружейной Палаты также украшали и Коломенский дворец Алексея Михайловича.

Здесь же показаны подлинные железные детали XVII века. Их нашли во время раскопок на месте дворца Алексея Михайловича. Чаще всего это «жековины», т.е. дверные и оконные металлические петли. Жековины обязательно были вылужены и сияли как серебро, что вызывало удивление у иноземных послов. К сожалению у многих петель обломаны концы. А ведь именно они были украшены различными изображениями, в том числе даже изображением льва.


ИКОНЫ.
Их коллекция представлена в следующем покое.

Коллекция икон подобрана в соответствии с эпохой и статусом царского дворца. Во времена Алексея Михайловича была очень распространена икона Алексия Человека Божьего – святого покровителя царя. Изображения этого святого рассылались по большим монастырям, церквям, чтобы братия молилась о здравии государя. А с XVI века сохранилось множество икон Иоанна Предтечи, святого покровителя Ивана Грозного.

Икона Алексия Человека Божьего XVII века, ростовая, отличается дышащим зеленоватым фоном. В царствование Алексея Михайловича меняются художественные вкусы и, что очень важно, каноны иконописи. Здесь неизвестный мастер попытался изобразить глубину пространства, прямую перспективу. Раньше святой изображался на золотом фоне, а здесь мастер попытался  изобразить его, выходящим из глубины.  Этот приём характерен для изографов Оружейной палаты.

В XVII веке иконы смогли заказывать не только царь, его приближённые, монастыри  и церкви, но и купцы.  Уже появились богатые люди, которые могли позволить себе приобрести заказную икону.  Заказчики хотели, чтобы икона могла чему-либо научать, содержать занимательные элементы. Житийные иконы становятся чрезвычайно популярными. Житийная икона того времени – это нечто, напоминающее комиксы, история в картинках. Их писали как книгу для неграмотных людей и потому житийные иконы очень любили. В клеймах изображали жития святого. Житие Алексия Человека Божьего отличается интересной историей. Ради служения Господу он ушёл с собственной свадьбы, в его житии есть романтичные и занимательные эпизоды.

Эта икона, скорее всего, происходит из Тихвинского монастыря. Рядом со святым изображены Тихвинская икона(слева) и её явление пономарю Георгию (справа).

Здесь же представлены ещё одни Царские врата.  Сочетание резьбы и письма в их украшении необычно для XVII века. В то время традиционно делали  только резные Царские врата. Происходят они из церкви  Богородицы Одигитрии села Софрино. На одном из клейм изображён царский путевой дворец в Софрино на пути в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру. Судя по этому клейму, эти врата были заказаны самим Алексеем Михайловичем.

В этих вратах также отражена идея райского сада. Известно, что в райском саду есть много обителей, и в украшающий врата растительно-травный орнамент вписаны обители наподобие существующих в райском саду.

Следующий зал продолжает экспозицию
РЕЗЬБЫ ПО ДЕРЕВУ.
Орнаменты резьбы по дереву повторяют декоративные восточные ткани. Русские мастера используют и глухую и сквозную резьбу на драгоценном голубом фоне. Выступающие части орнаментов вызолочёны. Поелику резчики по дереву часто вдохновлялись восточными тканями с растительным орнаментом, то излюбленными мотивами русской резьбы становятся ананасы и гранаты, вписанные в узор восточных тканей. Сок граната ярко красный, в тогдашнем миропонимании он олицетворяет кровь. Гранатное яблоко – знак царства небесного и символ страдания, крови Христовой.  Изображение ананаса или кубка тоже символично.  Ананас считался райским плодом. Соответственно, в картину райского сада были вписаны райские плоды, весьма экзотические для Росии.

Следующий зал
ИКОНОПИСНАЯ МАСТЕРСКАЯ

В Смутное время Россия понесла очень тяжелые людские и материальные потери. «Поляки и казаки», да и «русские воровские люди» разграбили множество церквей и монастырей.  Очень много церковной утвари было утрачено. В XVII веке необходимо было в том числе восстановить всю эту утварь. В Москве был создан Иконописный приказ, одной из задач которого было выяснить, сколько иконописцев уцелело после Смуты. Дьяки составили списки мастеров и всех учтённых иконописцев разделили на три разряда.

— Городовые иконописцы. Мастера, работающие в провинциальных городах России – Костроме, Ярославле и других. Во время больших и срочных работ в Москве их свозили в столицу на выполнение государевых или патриарших заказов. Поездки эти были отнюдь не почётной командировкой, потому что за работу могли и вовсе не заплатить. Оплата часто производилась с большой задержкой и гораздо меньше, чем было обещано.  Да и жили эти мастера не в Бог весть в каких условиях, вдали от дома, в отрыве от семьи. Поэтому многие мастера старались отлынивать от такого рода работы. Они сбегали, сказывались «в нетях» и прочее.

— Московские иконописцы, вторая группа. Мастера, работавшие в Москве по купеческим и приходским заказам.

— Царские изографы. Это был высший ранг среди иконописцев. Они получали хорошее жалование из казны. Обычно – 12 — 20 рублей в год. Деньги это были немалые, за три рубля можно было и деревеньку купить. Симон Ушаков, царский изограф, получал 30 рублей в год!

Мастера различались не только «по месту работы», но и по квалификации. Были мастера травщики, им особенно хорошо удавался травный орнамент, они виртуозно копировали персидские ткани. Были т.н. знаменщики, они углём или гвоздём процарапывали рисунок. Личники – это были самые опытные и талантливые мастера, они писали лики святых.

В витрине с правой стороны лежит рисунок, так называемая прорись с работы кого-то из знаменитых мастеров-иконописцев. Иногда прориси выполняли сами мастера. Эти прориси рассылались в местные иконописные мастерские как образцы. Прориси назывались по имени автора иконы – прорись Ушакова, прорись Рублёва.

В зале, посвящённом иконописи, представлен весь процесс написания лика святого, а также показаны материалы и краски, которые использовали мастера.

Следующий зал
ИЗРАЗЦЫ
XVII век – это золотая эпоха русского изразца. Техника изготовления изразцов пришла на Русь с запада.  Ещё в XVI веке во время Ливонской войны у взятых в плен иноземцев старались выявить, какие ремёсла им известны и использовать пленников «по назначению».  Узорные кафли были привнесены в Московию ливонскими пленными.  А разноцветные изразцы – это плод русско-польской войны времён Алексея Михайловича. Цветные изразцы  пришли к нам из Польши, это польское влияние, особенно распространившееся, когда у Речи Посполитой отвоевали восточные белорусские земли.

Патриарх Никон первым пригласил белорусских мастеров изразцового дела для украшения Иверского и Ново-Иерусалимского монастырей. Он хотел использовать для украшения основанных им обителей цветные камни, то есть мрамор. Мрамора на Руси не было и как замену ему решили использовать цветные плитки из глины – изразцы. В создании изразцов присутствует и богословский смысл. Глина добывается из земли,  все мы пришли из земли, в землю и уйдём. Господь создал первочеловека Адама из глины. Тот, кто работает с глиной, создаёт изделия из земли, уподобляется Богу.

После ссоры патриарха Никона с Алексеем Михайловичем все мастера изразцового дела перешли в царские мастерские и стали  работать для государя. Самым известным мастером той эпохи был Степан Иванов сын Полубес. Он жил в Гончарной слободе. Полубес привёз из Нового Иерусалима свои формы. Его отличительным знаком на изразцах было павлинье око. Степан Полубес часто включал этот элемент в орнамент изразца. По-видимому именно он придумал керамические иконы. В Коломенском дворце на экспозиции находятся две такие иконы.

Существуют ещё 2 пары таких изразцовых икон. Одна находится в церкви в Успения в Гончарах в Москве, а другая  — в Рязанской области в Солотчинском монастыре. Иконы, представленные в Коломенском, происходят из Данилова монастыря.

Керамические иконы очень большие, но разъёмные. Они состоят из трёх отдельных  плиток. У Степана Полубеса было шесть форм, четыре с головами различных святых и две с нижней частью тела. Нижние формы у этих двух икон, да и у всех остальных одинаковы, только раскрашены в разные цвета. Сделано это не случайно. Известно, что керамическую плитку большого размера невозможно обжечь без повреждений, эмаль ляжет неровно, будет коробиться.

Известен случай, когда в советское время на одном заводе хотели сделать большое керамическое изображение Сталина одним куском, одной плиткой. Но в процессе обжига она портилась, у мастеров ничего не получалось. Разрезать же фигуру на части было страшно: «Как это так, разрезать товарища Сталина?»  Дело было политическое — за разрезанное изображение вождя можно было сесть по 58-й статье. Тогда испросили специальное разрешение у политбюро.  Решение на создание большого изразца из нескольких частей было одобрено на «самом верху» и только тогда удалось сделать керамический портрет «вождя».

Поливы, то есть разноцветные краски на изразцах,  делались на основе солей различных металлов. Широко был распространён зелёный цвет, его получали из меди. Из свинца получали белый цвет, коричневый давало железо, жёлтый – олово, голубой – кобальт. Голубой цвет был самым дорогим, поскольку  кобальта было очень мало.

В традиционном классическом изразце нет красного цвета, потому что красный цвет давало золото.

Поливы каждого цвета обжигались при разной температуре, у каждой был собственный режим обжига. Изразцы в печь ставили вертикально, чтобы их больше поместилось.

В экспозиции представлен изразец из не сохранившейся церкви Козьмы и Дамиана в Садовниках. Орнамент на нем выпуклый, из четырёх частей на восточных мотив. Одним из элементов украшения является попугай. На Руси его называли «папагай» на немецкий манер и считали птицей Богородицы.

Во-первых потому, что попугаи – вегетарианцы, они питаются исключительно плодами, то есть  растительной пищей. Во-вторых:  попугаи кричат «ара», что очень похоже на «ава» или «аве», то есть «славься!»

Следующий зал
ИКОНЫ ИЗ РАЗНЫХ ГОРОДОВ
Здесь представлена провинциальная иконопись, то есть работы «городовых» мастеров.

Образцом псковской школы может служить икона Сретение Господне. Спустя 40 дней после Рождества младенца Иисуса Дева Мария отправилась в Иерусалимский Храм, дабы принести очистительную жертву. Жертвой служил либо агнец, либо — если семья была небогатой — голуби. Старец Симеон Богоприимец, прежде просивший Господа дать ему милость узреть сына Божия, встретил Марию вместе с Иисусом. Он и поведал деве Марии, кого выносила она во чреве своём. Название иконы «Сретенье» означает «встреча». Этот эпизод Священного писания считают встречей Ветхого и Нового Заветов. Икона исполнена в традиционной древнерусской манере, но в ней присутствуют очень интересные с точки зрения истории искусств элементы. В этом образе присутствует не традиционная некая архитектура, а архитектура арочно-колонная. Русские зодчие не всегда понимали, зачем конструктивно нужны колонны. Здесь ясно показано,  что колонны — это опоры, несущие на себе тяжесть арки.

Стоит обратить внимание на большой, очень красиво исполненный  Деисус.

В Деисусе отчётливо видны те новшества, которые характерны для середины XVII века и против которых яростно боролся патриарх Никон: стремление передать объём, живоподобие, натуралистичность образов. Фигура Богородицы облачена в одежду царицы XVII века.  На иконе также изображён свиток с пророчеством, ведь в то время ожидался «очередной» конец света. Так любопытно провинциальные мастера переосмыслили традиционные каноны иконографии.

Следующий зал
ЦАРСКИЕ ИКОНОПИСЦЫ XVII века.
В XVII веке царские изографы были уже НЕ монахами, как прежде, а мирянами.

В этом зале представлены две иконы из церкви села Ознобишино, близ Подольска. Владельцем этого села был боярин Хитрово, который пользуясь служебным положением, заказал эти иконы для своего домового храма. Их автор — иконописец Фёдор Зубов, знаменитый царский изограф.

Помимо деления на «городовых», «московских» и царских изографов, у иконописцев были также свои ранги, именуемые статьями. Иконописец мог быть первой, второй и третьей статьи. Если некий мастер считал себя достаточно умелым, если писал не хуже, чем мастер высшего ранга, он мог подать прошение совету иконописцев, о присвоении ему соответствующей статьи. Совет брал икону, написанную просителем и сличал её с иконой, написанной тем мастером, на которого ссылался проситель, указывая, что его работы не хуже. Работа кандидата тщательно сверялась с образцом. И если совет подтверждал, что работы равные по достоинствам, то просителя переводили в более высокую степень.

Фёдор Зубов дослужился до звания первостатейного мастера.  Икона, представленная в Коломенском дворце, подписная. В XVII веке первостатейные мастера имели право подписывать свои иконы, и , безусловно, пользовались им, осознавая свою ценность. Конечно, как и в прошлые века считалось, что рукой иконописца водит сам Создатель, но к середине XVII века стали признавать и значение  личностного вклада художника.

На иконе Фёдора Зубова написан святой Николай, «Русский Бог». Недаром на Руси верующие, но не искушённые в богословии, люди считали, что Троица это Иисус, дева Мария и святой Никола. Мастер ЖИВОПОДОБНО написал лик святого.  Это не отстранённый моленный образ предшествующих эпох, а живое лицо живого человека. В лике видны биение сердца, объёмные черты, даже морщины. Одеяния святого Николы прописаны травным письмом. Это тончайшая работа, одновременно очень скрупулёзная и изысканная. И даже при многократном увеличении травное письмо не теряет своей изысканности и тонкости.

Тихвинская икона с клеймами о её чудесах.

Заказана она была московским гостем (т.е. богатым и влиятельным купцом). Следует обратить внимание на клеймо справа в центре, где изображено чудо на фоне леса.  По мнению некоторых искусствоведов этот лес написан в импрессионистской манере. Это клеймо заметно отличается от прочих манерой письма.

В следующем зале воссоздано
УБРАНСТВО КОМНАТЫ МЛАДШЕЙ ЦАРЕВНЫ.
Это одна из музейных условностей реконструкции. Не совсем верно устраивать комнату маленькой девочки в этой части дворца. Ведь до 12 лет дети жили с матерью, на женской половине. Терем младших царевен предназначался для подростков, юных девушек.

Самым ценным экспонатом здесь является подлинный ВСТАВЕНЬ. Такие вставни широко использовались в быту XVII века в холодное время года для дополнительного утепления окон.  Это деревянный щит с маленьким окошечком, обитый сукном и (или) войлоком. Вставень чудом сохранился в фондах музея.

Следующий зал.
КНИГИ.
На экспозиции представлены старопечатные книги. Печатный двор подчинялся и царю и патриарху, но патриарху в большей степени. Книги, напечатанные в Москве, рассылались по монастырям и провинциальным городам. Продавались они по себестоимости,  прибыли от печатания книг церковь не имела. Распространение книг считалось делом богоугодным, а не прибыльным.

Автором многих книг был Симеон Полоцкий. Патриарх Иоаким очень не любил его и при нём произведений просветителя не печатали. Но когда его ученик Алексей Михайлович стал царём, то книги Симеона Полоцкого стали печатать на царском печатном дворе без цензуры патриарха.

Типография царя называлась Верхним печатным двором. На верхнем печатном дворе для миниатюр использовали гравюры на медных листах. В патриаршей типографии гравюры делали с деревянных резных дощечек.

В этом зале представлен обломок могильного камня Симеона Полоцкого, его нашёл и доставил в музей П.Д.Барановский.

В музее представлена коллекция медных державок. На них подвешивались кадила. В их украшении вновь видны элементы райского сада.

Тощая свеча. Тощей её называли потому, что деревянный цилиндр покрывали тончайшим (тощим) слоем воска и этот слой воска расписывали разными узорами. Воск был очень дорог, для изготовления такой свечи его нужно было немало, чтобы покрыть поверхность такого большого деревянного пусть даже тонким слоем.

На самом деле тощих свечей было очень мало, это вещь редкая и дорогая, в Коломенском она представлена в центре витрины. Другие похожие образцы — это просто имитация тощей свечи.

По материалам лекции научного сотрудника музея-заповедника Коломенское В.Зуйкова. Предлагаем серию публикаций о музее «Коломенское»
Дворец Алексея Михайловича. Часть I
Дворец Алексея Михайловича Часть II
Коломенское. Экспозиция передних ворот
Домик Петра I в Коломенском
Храм Вознесения в Коломенском
Георгиевская колокольня в Коломенском
Коломенское. Атриум

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Слово молвить