Дворец Алексея Михайловича. Часть II

В первой части статьи о дворце Алексея Михайловича мы рассказали о его предыстории и убранстве парадного крыльца. Пройдя внутрь, мы попадаем в

  • ПЕРЕДНИЕ СЕНИ.

Передние сени государевых палат оформлены в духе и традициях XVII века, века нарочитого узорочья, или дивного узорочья, как принято называть этот художественный стиль. Стены расписаны травным письмом, иначе говоря растительным орнаментом. Это был излюбленный декоративный мотив на протяжении всего XVII века, символизирующий идею райского сада. В советской литературе 60-х, 70-х годов ХХ века говорилось о том, что такие мотивы рождались в результате наблюдения художника за родной природой: цветущими лугами, разнотравьем, зеленью и свежестью лесов, простором полей. Возможно и так, но главным источником вдохновения для травного письма служили отнюдь не русская природа, а восточные и южноевропейские ткани из  Турции, Персии, Италии и Франции. Они были самыми дорогими и престижными, из них шили одежду знати. Даже государи не могли  позволить себе обить этими тканями стены, это было баснословно дорого и встречалось лишь в исключительных случаях. Там, где  нельзя было использовать настоящий материал, его воспроизводили художественными средствами, создавая растительно-травное письмо. На потолке, или, как говорили в XVII веке – «на подволоке» — изображён двуглавый орёл. Именно таким двуглавого орла видел Алексей Михайлович. Это точное воспроизведение двуглавого орла из знаменитого «Титулярника».

  • РУССКИЙ ТИТУЛЯРНИК XVII века

При царе Алексее Михайловиче в Посольском Приказе была составлена особая лицевая, то есть иллюстрированная, с картинками, книга. В ней содержались гербы, титулы и портреты государей сопредельных стран с которыми у российского царского двора существовали дипломатические отношения. В «Титулярник» включили и родословную русских государей — предков Алексея Михайловича. В настоящее время публикуются миниатюры из «Титулярника» — это энциклопедия русской жизни в лицах её правителей, первые попытки их портретного или условно портретного изображения.

Из передних сеней государева терема можно было попасть в две части дворца – в Столовую избу  или в Столовую палату (расположена слева при входе) и в прочие покои терема государя-царя (справа от передних сеней).

  • СЕНИ ПЕРЕД СТОЛОВОЙ ПАЛАТОЙ

(там, где лавки не покрыты тканью, на них можно садится, где покрыты – нельзя)

Сени – очень важная часть русского жилища, даже в избах коломенских крестьян обязательно были небольшие сени. Позже, в XVIII веке, сени становятся прихожей, они часто служили для хранения каких-то вещей. А во дворцах государей XVI-XVII веков сени – это почти парадное помещение. Сени должны были приготовлять посетителя к восприятию чего-либо более важного и значимого. В сенях бывали посольские встречи, иногда даже устраивались переговоры с послами не самого высокого ранга. Небольшое помещение называется «Сени перед Столовой палатой».

Пространство комнаты состоит из двух частей – одно помещение называется собственно «Сени перед столовой палатой», а там, где стены обтянуты сукном, вторые сени, назывались «Сени, где кушанья носят». При создании дворцовой реконструкции историки пытались создать максимальное разнообразие способов оформления, интерьеров, украшения поверхностей. Здесь на стенах мы видим шатёрный наряд. Шатёрным нарядом назвалась обтяжка стен сукном. И если драгоценные атлас и бархат были слишком дороги, то менее дорогое сукно вполне соответствовало возможностям царской казны. Сукном  обтягивали стены во дворцах. В Приказной палате на экспозиции «Вехи истории» в Коломенском тоже сделан шатёрный наряд. Сукно использовали  и для дополнительного утепления. Этот материал назывался «сукно-лундыш». Его привозили иноземные купцы из Англии, из Лондона, отсюда и прозвание — «лундыш» — лондонское.

В России XVII века тоже ткали  сукно, но сермяжное. Оно было из небелёной овечьей шерсти: серого, тёмно-коричневого и зеленоватого цвета и называлась «сермягой». Цветных, тонких сукон в России ещё не делали, их привозили из-за границы. Особо ценили яркие сукна – красные, малиновые, брусничные, зелёные.

Кроме суконной отделки — «суконного наряда» — дворец был украшен резьбой по дереву и снаружи, и внутри. Резьба была разная – столбы, несущие конструкции, наличники окон (макицы) украшены резьбой традиционной для всего XVII века. Её отличают невысокий рельеф, цветной фон и золочёная выступающая часть. Была резьба и более объёмная, более пышная.

В окна вставлено цветное стекло. В Коломенском дворце  сделали довольно точную имитацию стекольчатых окон из Теремного дворца Московского Кремля. Но там сохранились подлинные стёкла из дымчато-волнистого стекла, которое не прокатывали, а выдували из пузыря.

Под ногами – персидские ковры, настоящие, вытканные в конце ХХ века. Известно, что в XVII веке во дворце было довольно много персидских ковров, их привозили в качестве подарков от персидских шахов и специально закупали на восточных рынках.

Отношения России с Ираном в XVII веке были достаточно стабильными и мирными. Известно, что в дипломатии обычно дружат против кого-то.  Мы с Ираном дружили против Турции.

Этот дворец, несомненно, новодел. И чтобы этот новодел как-то оправдать, помещения активно насыщаются подлинными экспонатами. Насколько это возможно, в  новодельных стенах живут подлинные предметы XVII века. К таким артефактам относится настоящая

  • ФРАНЦУЗСКАЯ ШПАЛЕРА

Гобелен сделали на королевской шпалерной мануфактуре в середине XVII века, во время правления Короля-Солнца Людовика XIV. Алексей Михайлович был современником  Людовика XIV, они обменивались посольствами, письмами, у правителей много было общего. Шпалеры в XVII веке привозили из Франции. В патриарших палатах Кремля есть портрет русского дипломата Потёмкина. Известно, что Потёмкин закупил в Париже 15 шпалер для царя Алексея Михайловича. Куда  исчезло большинство из них – неизвестно, но одна шпалера уцелела и представлена в Коломенском дворце.

На королевской шпалерной мануфактуре делали целые серии тканых картин на разные сюжеты: библейские и исторические. Одними из самых популярных сюжетов, как при дворе Людовика, так и при дворе Алексея Михайловича, были сцены из жизни Александра Великого, Александра Македонского. «Повесть об Александре Македонском» была написана на старом провансальском языке примерно в XIII веке. В XV веке появились переводы на древнерусский язык. На Руси повесть об Александре Великом знали и читали. Алексей Михайлович очень увлекался личностью Александра. В его личном обиходе было много вещей, так или иначе украшенных изображениями императора. На этой шпалере изображён торжественный въезд Александра Македонского в Вавилон после победы над Дарием III. Сам император восседает на парадной колеснице в окружении своих воинов, несущих богатую добычу. Встречают его музыканты, видимо, жители самого Вавилона.

Пространство сеней предназначалось для устройства государевых пиров. Во время пиров в зале всегда ставились поставцы, есть они и здесь. В сенях стоят три поставца: горки, или буфета, выражаясь современным языком.

По коридору вносили кушанья с кормового двора, выпечку с хлебенного двора и напитки с сытного двора. Поэтому и поставцов здесь три: для кормового, хлебенного и сытенного дворов. Прежде чем подавать еду на стол государя, её неоднократно отведывали разные чиновники. Последнюю пробу снимали  здесь, перед поставцами. Занимался этим человек, носивший должность дворецкого. После того, как дворецкий попробовал блюдо, оно подавалось прямо в столовую палату. Как напоминание об этих поставцах в витринах представлена медная лужёная посуда. Здесь есть памятники и XVII, и XIX века, последние выполнены в формах времён царствования первых Романовых.

  • ЛУЖЁНАЯ ПОСУДА

Государям полагалось есть исключительно из золотой или серебряной посуды. Хотя на золоте почти никогда не ели. На государевых пирах употребляли серебряную посуду. Однако медная лужёная посуда тоже была дорогой и престижной вещью. Её покрывали оловом – лудью. И если лудь была свежая, то посуда сверкала не хуже серебряной. Полуда активно использовалась при покрытии различных вещей – оконных проёмов, дверных ручек, петель и прочей утвари. Широкое использование полуды породило легенду, зафиксированную во многих дипломатических документах и рассказах иноземных послов. Бытовало мнение, что русские настолько богаты, что делают из серебра дверные ручки и петли. На самом деле это была хорошо вылуженная железная скобянка, но сверкала она так, что производила впечатление настоящего серебра.

Лудь – это покрытие какого-то металла слоем олова. Олово было привозное, английское. Россия в большом количестве закупала английскую оловянную посуду – она была достаточно дешёвой. Кораблями, караванами, бочками её привозили и переплавляли. чтобы использовать для лужения: для покрытия иконостасов, рам, зеркал и прочих вещей.

  • СТОЛОВАЯ ПАЛАТА

Самое большое по площади помещение дворца.

Комплекс парадных покоев, состоящий из двух сеней и столовой палаты — это самое поздняя часть всего дворца. Если весь дворец возвели в 60-е годы XVII века, то столовую палату построили спустя примерно 20 лет при царе Фёдоре Алексеевиче. Видимо, её возвели на месте более древнего, тоже столового комплекса, о котором ничего не известно. Новое крыло, построенное при царе Фёдоре Алексеевиче, в первую очередь отличается обширностью площади. В это время уже возникает  «зальное мышление» и, по всей видимости, размеры столовой палаты связаны ещё и с тем, что Фёдор Алексеевич очень любил строить. Он имел огромную библиотеку, где хранились книги в том числе и по архитектуре: с планами, картинками, гравюрами. Эта часть царских палат ближе всего к типу дворцов западноевропейских государей. В украшении зала также видно западноевропейское влияние. на самом верху на потолке изображен «Зодий небесный» или «Бега небесные».

Доподлинно известно, что этот сюжет был в Коломенском дворце. Подобная роспись есть и в  Теремном дворце московского Кремля. Изображения знаков Зодиака были в моде при большинстве европейских королевских дворов. Здесь уже изображена гелиоцентрическая система Коперника: Солнце в центре, вокруг него обращаются планеты и «небо неподвижных звёзд» — то, что мы называем знаками Зодиака.

По углам представлен «подлунный мир» — аллегорические изображения  частей света, известных в конце XVII века – Европы, Азии, Африки и Америки.

Этот сюжет был в большой моде при всех европейских дворах, включая и русский. Ведь в XVII веке жили многие великие математики, физики, астрономы: Иоганн Кеплер, Итахо Барго, Галилео Галилей, сэр Исаак Ньютон, Декарт. XVII век – это золотой век точных наук – математики и астрономии. Однако учёные, работавшие в этих сферах, занимались не только точными науками, но и богословием, толкованием Библии. Занятия точными науками – физикой, математикой, астрономией было одним из средств познания бытия Божьего. Раз эта система так хорошо действует, то есть некий мастер, Создатель, запустивший эту систему. Говорят, что Бога можно познавать двумя способами: читая книгу книг, Библию, и читая мир, который Богом создан. Все великие астрономы, математики, физики «читали книгу природы»,  доказывая тем самым бытие Божие. Доказательство мудрости Творца, его наличия в мире, отразилась в этих сюжетах: «Зодии небесном» или «Бегах небесных».

Ниже художники поместили травное письмо, воспроизводящее итальянские и французские драгоценные ткани. Обратите внимание и на нижний регистр, нижний ряд росписей очень точное воспроизводит персидские ткани.

Многие одеяния из этих тканей сохранились в музеях, в том числе в Оружейной палате и Государственном Историческом Музее.

  • ПЕЧЬ

Дворцовые печи топились из подклета, поэтому в их верхней части нет топочных отверстий. Нагреваясь, они отдавали тепло. Печи в коллекции музея восстановлены очень точно. Их воссоздали на основе изразцов, обнаруженных на месте дворца в Коломенском. Это современные изразцы, воспроизведённые мастерами из Ярославля, Нового Иерусалима, Петербурга. Но вид и орнамент изразцов точно такой же, какой был во дворцовых печах. Такая же печь находится на экспозиции «Вехи истории» в Коломенском.

Пир, на котором присутствовал сам государь был весьма редким событием, особенно в  XVII веке. Русские цари крайне редко появлялись «на людях», только во время церковных праздников на богослужениях, крестных ходах и пр. А вещи, связанные с проявлением человеческой природы государя тщательно скрывались. Цари, обычно, ели либо в одиночестве, либо в самом близком окружении. Ведь царь – это почти божественное существо и его человеческая природа должна быть несколько завуалирована. Цари присутствовали на торжественных трапезах в исключительных случаях. Как правило, это были пиры по поводу крестин наследников и именин самого государя. Цари изредка появлялись и на особых посольских пирах. Если посольство было высокое и нужно было подтвердить дружеские отношения, тогда царь мог принять участие в приёме иноземных послов и откушать с ними. Но, чаще всего, послов кормили бояре или же иноземным дипломатам просто посылались блюда, а также хлеб и посуда от имени государя.

Если же царь решал откушать с иноземными послами, то он садился за отдельный стол на рундуке, то есть на возвышенном месте. Этот отдельный стол назвался троном. За стол с царём никто не садился, Государь трапезничал в одиночестве. Иногда над стулом государя сооружали сень. В этой сени помещён образ Богородицы. Это византийский обычай, когда или на троне, или над троном обязательно помещали икону либо Христа, либо Девы Марии. В Византии это означало, что император – орудие в руках истинных правителей империи.

Столы для участников пира ставились вдоль стен. Те, что стояли справа от государя – наиболее почётные, слева – наименее. Самая почётная часть называется «загиб». Стол стоит  «глаголем», буквой Г, на его углу садились наиболее близкие к государю люди. Если на пиру присутствовали высшие духовные особы: патриарх, митрополиты, то они и садились в этой части стола. Если это был посольский приём, то здесь сажали главного посла. Правда, послов сажали вперемешку с русскими боярами и одной из задач бояр было максимально напоить посла, чтобы развязать ему язык и выведать важные, а то и секретные, сведения. Места и за правым почётным и за левым, менее почётным столом также различались по своей важности. За обоими столами самое почётное место было «в скамье» — спиной к стене. Наименее почётно было сидение «в лавке», то есть на противоположной от окна или стены стороне. (На общем снимке столовой палаты хорошо видно расположение столов). На Руси евангельский обычай «когда приходишь на пир, садись на последнее место», не соблюдался, поэтому за место, кто где должен сидеть, разворачивались серьёзные свары и ссоры. Бояре постоянно ругались и, даже, дрались из-за того «кто должен сидеть выше, кто ниже». Поэтому в XVII веке, устав от этих свар, русские цари часто объявляли, что пир, или военный поход, будет «без мест», чтобы местами не считались и не было склок и заминок в исполнении государевой воли.

Обычно в комнате, где проходил пир, ставился особый поставец, на котором выставляли драгоценную посуду не для употребления на столе, а для украшения, для хвастовства. На этот поставец ставили самое дорогое, самое нарядное, самое красивое. Посуда выставлялась для красоты. Она показывала богатство и мощь страны и многообразие предметов, хранившихся в государевой казне. Набор вещей на поставце диктовался рангом мероприятия. Даже дипломатические обеды отличались набором посуды на поставце. Для австрийских послов, представителей императора Священной Римской Империи, ставилась самая богатая посуда. Для посланников польского короля – изделия похуже, для а мурз крымского хана — и вовсе не серебро, а побольше лужёной меди.  При царском дворе было известно, что крымчаки очень легко относились к чужим вещам, которые их окружали. После крымских послов посуда нередко исчезала с поставца . В поставцах в большинстве случаев выставляли серебряную золочёную посуду, на 99% европейского производства. Это был обычай всех европейских дворов, такую утварь использовали при любом королевском дворе от Испании до Московии.

Германия снабжала столовым серебром всю Европу. Два города: Нюрнберг и Аугсбург поставляли самое большое количество серебряной и золочёной серебряной утвари. Своим серебром славился и Данциг (Гданьск). Самыми популярными были кубки в виде виноградной грозди – виноградные или ананасные кубки. Они могли быть как серебряными, так и золочёными, их дюжинами привозили в Россию в качестве посольских подарков самому государю и его приближённым. Выставлялись также разные диковинные вещи. Например, коричневый кубок на золочёной ножке – кокосовый кубок, очень популярный и в XVII, и в XVIII веке. Интересно, что кокос ценили дороже серебра, в который его оковывали. Считали, что питьё из кокосового кубка способствует омоложению организма, вечной молодости и здоровью. Большие серебряные тарели  назывались «лоханями». Коллекция посольских даров очень хорошо сохранилась в российской государевой казне.

Интересно, что когда подарки принимались, то они обязательно взвешивались в Посольском приказе, высчитывалась их цена и подарки, отправляемые в ответ по цене должны были точно соответствовать полученным. Но, как правило, европейское серебро переводили в русские меха. Мехами отдаривался государь, пославший посольство, потом первый посол, который преподнёс дар. Отдариться нужно было обязательно, чтобы не быть должным. За этим очень строго следили.

Возвращаемся в терем государя-царя, в передние сени. Принцип расположения покоев в Коломенском дворце анфиладный, на западный манер, что не соответствует русскому хоромному строению, когда комнаты располагали, как удобно. Продолжим знакомиться с интерьерами дворца в следующей части. Речь пойдёт о думной палате и тронной зале.
По материалам лекции научного сотрудника музея-заповедника Коломенское В.Зуйкова. Предлагаем серию публикаций о музее «Коломенское»
Коломенское. Экспозиция передних ворот
Домик Петра I в Коломенском
Храм Вознесения в Коломенском
Георгиевская колокольня в Коломенском
Коломенское. Атриум

Комментарии 2

  • Какой интересный материал, читаю и не могу оторваться. По дороге подумалось, что интерьер дворца чем-то напоминает восточно-мусульманские традиции. При всем моем исключительном славянофильстве не могла отделаться от этой мысли. Наконец нашла и подтверждение — иранский след. А как органично наше соединилось с восточным! Я вот подумала, что самые сильные всплески русской культуры происходили именно в моменты «трансплантации» других культур — сначала византийской, потом европейской. А вот перед нами восточные традиции внутри русского царского терема.

    • Персидского во дворце очень мало. Это разве что ковры (современные) и частично, роспись стен по мотивам восточных и западных драгоценных тканей. Русские мастера брали за образец как персидские и турецкие, так и итальянские и испанские атласы и бархаты. Планировка парадной половины дворца анфиладная, т.е. чисто европейская. Золочёная резьба по дереву т.н. «флемская», т.е. фламандская. Росписи в Столовой палате и Тронной зале чисто европейские — в первом случае это «Зодий небесный», во втором — деяния царей Давида и Соломона. Алексей Михайлович, конечно, «дружил» с Персией против Турции, но в своих вкусах ориентировался на Европу, а не на Азию.

Слово молвить