Дипломатические отношения с Англией в XVI веке

Во времена правления царя Ивана IV Васильевича, в середине XVI века, установились торговые и дипломатические отношения с Англией. В это время обычай подношения посольских даров становится частью дипломатического этикета. И если вначале в состав посольских даров включались разнообразные ценные вещи, то с XVII века европейские дипломаты везли в Россию, главным образом, драгоценную серебряную посуду.

Английское серебро всегда отличалось от континентального, его форма и убранство отражали национальные вкусы и традиции. На континенте английская посуда не продавалась, она поступала в сокровищницы монархов. В коллекции Оружейной палаты есть уникальные образцы работы английских мастеров, которые в мире сохранились в единичных экземплярах. В коллекции Оружейной палаты представлено около 100 предметов английского серебра XVI-XVII веков, созданных во времена правления Тюдоров и ранних Стюартов. Далеко не вся английская драгоценная посуда поступила в Москву в качестве посольских даров, многие вещи покупались. Все предметы нашей коллекции изготовлены в Лондоне, у нас хранится только столичное серебро. Многим артефактам, представленным в Москве, нет аналогов в мире или же подобные предметы уцелели в единичных экземплярах и являются большой редкостью.

К сожалению, посольские дары XVI века  почти не сохранились. На экспозиции представлено, в основном, серебро, XVII века. Его привозили в Россию для первых государей династии Романовых.

  • РИЧАРД ЧЕНСЛЕР В МОСКВЕ

Во второй половине XVI века и Россия, и  Англия искали новые торговые пути. Монополия на торговлю с Новым светом была у испанцев и португальцев, которые вывозили оттуда несметные богатства. Англия не могла соперничать с Испанией в Атлантике и в Индийском океане и искала северные морские торговые пути. Для поисков Северо-Восточного морского прохода, общество «купцов-авантюристов» снарядило три корабля. Целью этой экспедиции была вовсе не Россия, а Индия и Китай, «Страна Грёз», как тогда называли Поднебесную в Англии. Кроме образцов товаров, которые Англия могла предложить, посланников снабдили  грамотами от короля Эдуарда IV. Составлены эти документы были таким хитроумным слогом, что их можно было вручить любому государю, до которого добрались английские купцы. Два судна погибли в Баренцовом море, но третий корабль под названием  «Bonaventure» («Благое предприятие») под командованием Ричарда Ченслера в 1553 году оказался в устье Северной Двины и попал к поморам. К английской команде сразу же приставили стражу, а местный воевода доложил о случившимся в Москву. По приказу государя Ивана Грозного англичан доставили в столицу.

В это время Россия также ищет новые торговые пути. Торговля с западом проходит через враждебные Польшу и Литву, которые вскоре объединились в Речь Посполитую. Поэтому торговые контакты с Англией оказались чрезвычайно важны для русского престола. Этому способствует и личность дьяка Посольского Приказа Ивана Висковатого, убеждённого западника. Иван Грозный принял Ричарда Ченслера, ехидно заметив, что королевские грамоты «составлены неведомо кому».

Иван Васильевич принимает Ричарда Ченслера

Но образцы товаров, которые привезли англичане — олово, оружие, сукно — искупили этот недостаток. Торговля с  Англией открывала громадные перспективы для русского государства. Молодой русский царь очень скоро стал первым англофилом на русском троне.  Он всячески приближал английских купцов ко двору и даже предоставил им право беспошлинной торговли.

Ещё одним свидетельством благоволения государя к англичанам стало то, что им предоставили отдельное подворье, которое до сих пор сохранилось на Варварке. У них в Москве была относительная свобода в отличие от других иноземных посольств.  Россия — гостеприимная и хлебосольная, иностранцам не доверяла. В XVI веке любые несанкционированные попытки подданных русского царя пойти на контакт с представителями иностранных держав пресекались на корню. Если стража замечала, что местные жители разговаривали с «басурманами», то москвичей сразу же хватали и тащили в Посольский приказ для дознания и разбирательства. А чтобы легче было следить за иноземцами, их селили под охраной на Посольском дворе. Англичан такие строгости не касались, они жили на своём подворье и могли встречаться с русскими купцами.

Старый Английский Двор на Варварке

Этим отношениям способствовал сам дьяк Посольского приказа Иван Висковатый. Если английские короли видели в России в первую очередь торгового партнёра, то Иван Грозный хотел найти в Англии военного и политического союзника. Однако все его попытки установить политический и, даже, матримониальный союз оказались безуспешными.

  • ТОРГОВЛЯ МЕЖДУ РОССИЕЙ И АНГЛИЕЙ В XVI ВЕКЕ

Торговые отношения Англии с Россией также были очень важны. Для торговли с московитами в 1555 году в Англии организовали привилегированную Московскую торговую компанию. Русские купцы также получили право беспошлинной торговли с Англией. Россия продавала корабельный строевой лес, пеньку, дёготь, ворвань. Благодаря русскому сырью Англия становится «владычицей морей». В конце XVI века после разгрома «Непобедимой Армады» Френсис Дрейк напишет грамоту Федору Иоанновичу с благодарностью за оснастку английского флота. Вскоре британцы приходят к выводу, что возить полуфабрикаты выгоднее, чем сырьё. В устье Северной Двины они организуют мачтовые и канатные  мануфактуры, что способствует промышленному развитию Русского Севера. Многие десятилетия оснастка всех английских судов была русской. ( И северный морской торговый путь был назван англичанами «путём Божьим дарован океаном море»). Северный морской путь был очень важен для обеих стран — они получили независимую от враждебных европейских государств торговую связь.

Английские товары также пользовались большим спросом. Россия нуждалась в металлах, в особенности в золоте и серебре. Англия не продавала своё золото и серебро, его и так было немного. Драгоценные металлы закупали в континентальной Европе, например, немецкие серебряные талеры, называемые у нас ефимками. До настоящего времени изредка такие монеты попадаются в кладах. Талеры или, по-русски, ефимки  шли в переплавку и русские златокузнецы использовали это серебро как сырьё. В Россию поступали и золотые монеты с изображением корабля. У нас их звали «корабельниками». Эти монеты оседали в царской и боярских сокровищницах.

В 1556 году Ченслер вторично прибыл в Москву и привёз грамоту от королевы Марии Тюдор (Эдуард уже скончался) с подтверждением льгот русским купцам. Назад в Англию он отплыл с четырьмя кораблями, богато нагруженными разными товарами. Вместе с Ченслером отбыл и  русский посланник, вологжанин Осип Непея. Но налетела буря, рассеяла корабли и только один из них достиг Лондона. Остальные затонули близ шотландских берегов, сам Ченслер  погиб, русского же посланника удалось спасти.

Интересно отметить, что за 150 лет дипломатических отношений с Англией было составлено 20 дипломатических книг, которые служат богатым источником для исследователей. В дипломатические книги собирались грамоты и докончания, связанные с тем или иным государством — объектом внешней политики России. Количество таких книг свидетельствует об интенсивности дипломатических отношений. Контакты с Англией были исключительно торговыми, отсюда и такое малое количество дипломатических книг. Например с Польшей за XVII век было составлено более 100 дипломатических книг.

Самым ранним предметом из Англии в коллекции Оружейной палаты является ЧАША НА НОЖКЕ. В описях Казённой палаты она числилась как рассольник — то есть сосуд для изысканной закуски — маринованных фруктов и ягод.

  Сделали её в Лондоне в 1558 году, в год вступления на престол Елизаветы I. Назначение этого сосуда не светское, а религиозное. В Англии эта чаша служила потиром. Подобные чаши до сих пор вкладывают в англиканские церкви.  Чаша украшена лопастным орнаментом. Она не входила в состав посольских даров, каким образом она попала в нашу сокровищницу, остаётся загадкой.

  • МИССИЯ ЭНТОНИ ДЖЕНКИНСОНА В МОСКВЕ

Осенью 1556 года в Москву официальным послом королевы Марии Тюдор прибыл Энтони Дженкинсон. И  уже через год, в 1557 году Дженкинсон на борту своего корабля «Примроуз» вернул в Россию Осипа Григорьевича Непею, который стал первым русским, побывавшим с официальным визитом на Британских островах. Переговоры с царем Иваном IV в 1557 и 1561 годах велись уже от имени Елизаветы I. Дипломатической миссией Дженкинсона было получение охранных грамот и права на беспрепятственный проезд по Волге до Каспийского моря и дальше в Персию. Такого беспрепятственного проезда в Персию добивались многие, Дженкинсон же его получил. Он оказался первым европейским путешественником, описавшим Среднюю Азию и побережье Каспийского моря во время путешествия в Бухару в 1558—1560 годах. Дженкинсон написал подробные официальные отчеты и, в результате его наблюдений, появилась самая детальная на то время карта России, Средней Азии и Каспийского моря, Её издали в Лондоне в 1562 году, карта назвалась «Описание Московии, России и Тартарии». Этот план пролил свет на почти недоступные и неизвестные для европейцев области в середине Евразии.

  • ДЖЕРОМ ГОРСЕЙ В МОСКВЕ

Ещё одним англичанином, посещавшим Россию, был посланник Елизаветы I Джером Горсей. Благоволение Государя Иоанна IV к англичанам дошло до того, что он показал Горсею свою царскую сокровищницу. Картина художника Александра Литовченко, написанная в XIX веке и изображающая, как Иван Грозный показывал сокровищницу Горсею, исторически недостоверна.

На ней изображены предметы, которых в Оружейной палате никогда не было или те, что появились там позже. Но то, что царь показывал Горсею сокровищницу — неоспоримый факт.

  • АНГЛИЙСКАЯ СОЛОНКА

К самому концу XVI века относится четырёхгранная солонка. Собственно англичане и изобрели парадную солонку, как обязательный атрибут торжественных приёмов. Солонки такого размера были чрезвычайно распространены в Англии. Делали их из различных материалов: оникса, горного хрусталя, лазурита. Солонки торжественно выносили к столу накрытыми расшитыми салфетками и ставили перед первым лицом или особо почётными гостями.  Статус гостя в Англии XVII века определялся близостью его места к солонке. На этой солонке четыре грани, стоит она на шарах с птичьими лапками — в этом элементе явно заметно голландское влияние. Грани солонки украшены изображениями Марса, Венеры, Меркурия и Дианы. Одеты древнеримские божества в маски актёров английского театра того времени.

  • УХУДШЕНИЕ РУССКО-АНГЛИЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Отношения с Англией стали  прохладнее уже во время правления Ивана IV. Факт сватовства царя к Елизавете I сейчас вызывает сомнения, но царь делал предложение  племяннице королевы, Марии Гастингс. Свадебная политика русского царя вызвала недоумение при английском дворе. Да и Иван Грозный разочаровался в возможностях торговли с англичанами, он ждал от отношений с Англией большего и лишил Московскую торговую компанию права беспошлинной торговли, обращался с британскими купцами весьма грубо, послов ругал, считая, что они действуют не по указанию Елизаветы, а из собственной корысти,  а позже и самой королеве послал письмо, где в выражениях не стеснялся:

«Мы думали, что ты правительница своей земли и хочешь чести и выгоды своей стране. Ажно у тебя мимо тебя люди владеют и не токмо люди, но и мужики торговые и о наших государевых головах, и о честех, и о землях прибытка не ищут, а ищут своих торговых прибытков. А ты пребываешь в своем девическом чину как есть пошлая девица».

Заметим, что выражение «пошлая» в XVI веке означало «обыкновенная», а не королевского достоинства. Но переписка между двумя монархами сохранялась, поначалу они называли друг друга «дорогой брат» и «любимая сестра», подчёркивая отнюдь не родственные связи, а своё равное положение. Несмотря на охлаждение отношений, Елизавета дважды подтверждала согласие Англии предоставить Ивану Грозному политическое убежище в случае смуты или непредвиденных обстоятельств.

Во времена Фёдора Иоанновича государственная политика изменилась и для англичан наступили тяжёлые времена. Этому способствовала и взгляды главы Посольского приказа дьяка Щелкалова, не любившего англичан.  Но позже царь возобновил переписку с королевой Елизаветой. В Москву вторично приехал Джером Горсей и привёз богатые дары не только Государю, но и, как писал он сам, «лорду-протектору», т.е. Борису Годунову. К сожалению дары этого посольства не сохранились. Фёдор Иоаннович в ответ также послал богатые подарки королеве Елизавете I — дорогие ткани, меха и шубы. По свидетельству современников королева самолично осматривала дары и даже вспотела, примеряя русские шубы.

Со времени Фёдора Иоанновича в коллекции музея сохранилась самая ранняя сулея из шести, хранящихся в Оружейной палате. Сулея — это особый сосуд, которым пользовались пилигримы, шедшие в Святую Землю. Первоначально сулеи делались из кожи и использовались в качестве фляг для воды. С упадком крестовых походов они постепенно становятся парадным сосудом для вина.

Сулея 1580 года. Находится в правой части витрины посольких даров, на нижней полке, СЛЕВА от высокой ганзейской стопы.

Мастера того времени включали в узор чеканки серебряных предметов разнообразных морских монстров — огромных рыб, плавающих зверей, морских существ. В коллекции находится блюдо рубежа XVI-XVII веков, украшенное такими морскими мотивами. (Картинки нет).

  • АНГЛОМАН БОРИС ГОДУНОВ

Время Бориса Годунова было весьма счастливым для русско-английских отношений. Вслед за Иваном Грозным Бориса Годунова некоторые исследователи считают царем-англоманом. Для англичан ситуация вернулась к прежней: они снова получили все былые торговые привилегии и выгоды. В Россию того времени приезжали, в основном, купцы, но они также считались представителями английской короны. Это хорошо понимали при русском дворе и оказывали британцам соответствующие почести, даже принимали их в Грановитой палате. Заметим, что голландцам такая честь была оказана лишь во второй половине XVII века. Английским послом в это время был Френсис Черри.  Англичане оценили отношение Московии и не ударили в грязь лицом. Они хорошо знали желания Бориса Годунова и старались потрафить вкусам царя. Государь любил жемчуг и ему доставляли длинные нити отборнейшего жемчуга, они насчитывали до 2000 зёрен. Получил царь в подарок и золотой кубок с камеей Елизаветы. Кубок не сохранился, но по описаниям известно, что на дне кубка «был камень, а на нём — образина королевы».

  • «НАШИ В АНГЛИИ».  Г.И.МИКУЛИН

В начале XVII века послом в Англию назначили Григория Ивановича Микулина. Он должен был сообщить английской короне о воцарении Бориса Годунова. Микулин был первым русским послом, с которого европейский  художник написал портрет. Посольство принимали очень тепло, Микулина даже пригласили на галерею королевы, что было невиданной честью. Во время беседы произошёл забавный случай, когда Елизавета приказала поставить стул для русского посла рядом со своим троном. Григорий Иванович же стул отодвинул и объяснил это так: сажая посла рядом с собой, королева оказывает честь лично ему. Он же не может пойти на это, ибо сие умалит честь его Государя. Елизавета рассмеялась и осталась довольна ответом русского посла.

В 1604 году в Москву прибыло ответное посольство уже от имени Якова I Стюарта, Елизавета к тому времени скончалась. Возглавлял посольство Томас (Фома) Смит. Его задачей было подтвердить льготы английских купцов. Среди многочисленных даров, поднесённых русскому царю сохранился один единственный единственный предмет — карета (колымага). Она была специально сделана для русского царя, это подтверждается наличием двуглавого орла в убранстве кареты. Эта колымага украшена резными сценами охоты.

Последний раз карету использовали в XVII веке при встрече польских послов.

Ещё один забавный случай, касающийся русско-английских отношений произошёл в начале XVII века. В 1602 году четверых  детей боярских послали в Англию на обучение за государственный счёт. Вскоре царь Борис Годунов умер, в стране случилась смута и об этих пенсионерах напрочь забыли. Вспомнили о них лишь в 1613 году и решили вернуть «заучившихся» сыновей боярских, поскольку Россия отчаянно нуждалась в образованных людях. Но не тут то было, возвращаться на родину они уже не собирались и скрывались, найдя себе в Англии подходящее дело. Из четырёх «студентов» нашли только двух и оба они категорически отказались возвращаться в Москву. Например, один из них к тому времени стал англиканским священником. В России по этому поводу сильно возмущались — почему те, кого послали в чужие земли за государственный счёт, не хотят возвратиться и служить государю. В Англии же  недоумевали, почему их насильно хотят вернуть на родину.

В XVII веке и перед русскими послами в Англии, и перед английскими в России  уже стояли совсем иные задачи. Об этом — в статье: «Дипломатические отношения с Англией в XVII веке».

По материалам Кремлёвского лектория. Лекция «Дипломатические отношения с Англией в XVI-XVII веках». Лектор Уварова Ю.Н. Использованы снимки, находящиеся в свободном доступе в интернете.

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *