Орлик над Влтавой

 В стародавние времена в густых лесах, на скалистых, высоких берегах Влтавы пошаливали разбойники. Редко кто отваживался  двигаться в путь в одиночку. Если нет попутчиков и верной вооружённой охраны, то  проезд дорого мог обойтись. Платить приходилось либо наёмникам, либо разбойникам. Только разбойники могли в придачу и  жизнь забрать. Поэтому, как ни прикидывай, охрана — дешевле выйдет. Другой, безопасной  дороги поблизости не было. Влтаву  бродом перейти можно в одном только месте.

Боязно было молодой паре пускаться в путь. С обозом — опаздали, а королевские войска не скоро ещё пойдут. Не накопили молодожёны серебра на конвой. Хотя рисковать особенно и нечем. Лошадёнка тощенькая, одеяло стёганое на телеге, да пара горшков глиняных. Вот и все пожитки. Живностью ещё не обзавелись. На новое место ехали, там и обживаться собирались. Был, правда, у них питомец необычный. Орлик двухгодовалый. Они его в лесу птенцом нашли. Подранил кто-то птицу, молодой ещё орлик скакал по дороге, да так в ноги парню и кинулся. Накануне свадьбы это было. Принёс Иржи орлика домой. Выкормил, вылечил, Анна рану обрабатывала. Тот окреп, покинул дом, да не до конца. Помнил. Прилетал. Кружился над временным жилищем молодожёнов, на руку Иржи садился, иногда клевал из миски, которую выносила ему Анна.

Немного жаль было Иржи с Анной покидать свою хижину из-за орлика. Вряд ли он на новом месте их найдёт. Да, делать нечего. Птица сильной стала, самостоятельной. А может, думалось, гнездо своё совьет, птенцов выведет, да и забудет спасителей.

Отправились поутру, раненько. Путь неблизкий. Иржи конём правил, Анна рукоделье плела, пела потихоньку. Банда атамана Батьки налетела, как вихрь. Они и испугаться не успели, как связанные на своей же телеге сидели, а бородатый разбойник погонял их лошадёнку и ехали они по чуть заметной лесной тропке в неизвестном направлении.

— Ты, милка, не бойся, — полуоборачиваясь говорил Бородатый, — беда у нас стряслась. Жинка померла у атамана, робятёночек махонькой остался. Нянька нам нужна. А мужичок твой крепкий, нам в отряде такие нужны. Если голова-то есть на плечах, хорошо заживёте.

Печально посмотрели друг на друга Иржи с Анной. Не было у них другого выбора. Да и Батька так рассудил, что Анну с младенцем одну в землянке оставлять негоже. Воды принести, дров наколоть, очаг развести — мужская сила нужна. Так и остался Иржи при жене. Тоскливо в неволе было. Но Батька не обижал. В достатке жили. Разбой — дело доходное, хоть и богопротивное. Одно утешало — они при другом деле состояли. Ребёнка растить — не людей грабить. Да и друг с другом их не разлучали.

Времени немного прошло. Как-то, день к вечеру клонился,  в лагере тихо было, не вернулись ещё бандиты с очередного грабежа. Услышала Анна, как Иржи разговаривает с кем-то во дворе. Вышла на улицу, а на руке у мужа орлик их сидит. Она так руками и всплеснула. Да заплакала горючими слезами. Вынесла миску питомцу, а слёзы в неё так и капают. Орёл как всегда, побыл немного. А потом долго кружил над лагерем.

Разбойники в этот день домой не вернулись. Пришли к вечеру следующего дня. Усталые, злые, но — с добычей. Костёр в лагере потух и никого не было. Ни Анны, ни атаманова мальца, ни Иржи. Иржи к вечеру вернулся. Оборванный, со ссадинами и царапинами. В ноги Батьки кинулся. Сказал, что утром проснулся, а ни жены, ни ребёнка в лагере не было. Он весь день искал, кричал, звал, в ответ — ни звука. Батька за нож схватился,  над Иржи занёс, да Бородатый перехватил его за руку:

— Ты подожди, Атаман. Если девка убежала куда, так мы её, как на приманку, на муженька  выманим. Успеешь ещё его порешить. Привяжи-ка  покрепче, чтобы не утёк никуда ночью и давай команду отдыхать. Утро вечера мудреннее.

Утром пошли искать пропажу все вместе. С ног сбились. Назад в лагерь хотели возвращаться, а Иржи умоляет Батьку ещё вон к той горе сходить. А  темнеет, вот-вот ночь настанет. И над горой большая птица парит, да и кружит на одном месте.

— Пусти, Атаман, пусти. Тут гора одна, обрыв, внизу река, а с востока — скала, куда я оттуда денусь?

Пока забирался Иржи на гору, совсем стемнело. Глаз коли — ничего не видно. Назад идти — боязно, о любую корягу споткнёшься, шею сломаешь. Вперёд — можно и со скалы сорваться, не видно же ничего. Лёг Иржи под широкий дуб, да и заснул. А утром его плачь разбудил. Встрепенулся парень, да так и замер. На вершине гладкой скалы, в орлином гнезде сын Батьки лежал невредимый. А рядом — Анна прилегла и их орлик над ними кружился. Иржи звать жену не стал. Дошёл до лагеря и привёл Батьку к подножию скалы, к орлиному гнезду.

Атаман в лице переменился, когда сына живым увидел. Разбойников за топорами послал, лес рубить повелел. Застучали топоры, закипела работа. Через неделю крепость на том месте уже стояла. Про разбойников атамана Батьки  больше не слышали. Безопасно в тех местах на дорогах стало. А  у брода через Влтаву крепость поднялась, переправу охраняла. Орликом ту крепость назвали. 


 

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *