Чехия. Грубы-Рогозец

Звук шагов отдавался эхом и, казалось, существовал отдельно от тех, кто ступал по прохладным нежилым комнатам. Он мерным стуком бежал впереди уже немолодой пары, спеша заглянуть в уютные помещения старого замка, уходил вперёд по длинным галереям и

 переходам, которые соединяли все части родового гнезда.  И, обежав Грубы-Рогозец по периметру, звук шагов догонял посетителей сзади, сливаясь с неторопливой поступью сотрудницы музея. Хранитель коллекции, Иоанна,  не спешила и не надоедала необычным гостям отрепетированным текстом экскурсии, понимая, что она им ни к чему. Пожилая мадам лишь единожды подождала её в гостиной, то ли из вежливости, то ли боясь свернуть в непредусмотренное для посещений помещение.

Моложавый господин то и дело останавливался у экспонатов, не решаясь до них дотронуться, и  предупредительная сотрудница музея невольно стала свидетелем их негромкого разговора-воспоминания. Она впервые услышала то, о чём столько лет сама рассказывала многочисленным туристам.

Только это никогда не касалось ее самой, Грубы-Рогозец был её работой. А для этих людей замок был жизнью — жизнью их предков.

Она остановилась, чтобы  шаловливый звук шагов затих, не мешал ей слушать беседу. Да и гости тоже старались быть предупредительно-вежливыми и хоть и разговаривали вполголоса, но тайны из беседы не делали.

— Твой дед всегда говорил, что стены Грубы-Рогозца понимали кое-что в этой жизни. И замок сам выбирал себе хозяев.

-Ты имеешь ввиду Маркварта из Вартенберга? Выдающегося придворного самого знаменитого чешского правителя? Когда сын Карла IV,  Вацлав IV,  выступил на стороне горожан в споре между владельцем Грубы-Рогозца, Марквартом,  и пленил его, а Рогозец стал имуществом короля?

— Совсем нет. Вартенбергов Грубы-Рогозец любил. Но наша твердыня всегда была своенравна. Ещё в конце XV века, когда замку  было всего 200 лет от роду, он уже стремился принадлежать королю, государству! И пусть тогда он совсем недолго был в собственности монарха. Но и в руках других господ долго не держался. Хозяева даже и обжиться толком не успевали, как приходилось уступать его другим. До тех пор,пока Груборогозецкое имение опять не вернулось в руки Вартенбергов.

— Подожди! Ты говорила, ссылаясь на сохранившуюся купчую, что  Адам из Вартенберга в 1554 году выкупил его у короля!

— Не путай! Это потом Адам его выкупил, когда замок конфисковали  семью годами ранее! Я ещё в своём уме! И это сын Адама, Карел,  перестроил его. Именно в таком, ренессансном виде замок достался… Отвечай, кому?

Пожилая дама хоть и не повысила голоса, но вопрос к сыну прозвучал раздражённо. Сотрудница музея вся напряглась, ей изо всех сил хотелось подсказать импозантному господину, кто же был владельцем Груба-Рогозца в самом начале XVII века. Она  подошла поближе к собеседникам. Даже встала сзади старухи и повернулась всем корпусом к представителю рода Де Фурс, надеясь подсказать ему правильный ответ.

-Альбрехту из Вальдштейна. Который вскоре передал Грубы-Рогозец основателю нашего рода Микулашу Де Фурс, — уверенно ответил посетитель. — Уже тогда было положено начало богатейшей библиотеке, которая к  XX веку насчитывала 10 тысяч томов на нескольких европейских языках!

Иоанна вздохнула с облегчением, а мадам не могла скрыть довольную улыбку. Она опёрлась на  руку сына и неожиданно повернулась к Иоанне.

— Я так рада, что сохранились часы! Вы же не забываете сказать, что самым первым представителем рода Де Фурс был Гюллемин де Вье Фурс, которого возвели в дворянское сословие в 1425 году.

-Что Вы, мадам. Правда, когда проводим экскурсии для школьников, стараемся не упоминать, что в переводе имя основателя рода значило Гюллемин из Старых Печей.

— Это правильно, —  одобрила госпожа. -Что вы ещё про Де Фурсов рассказываете?

— Практически вся экскурсия по залам замка — это рассказ о Вашем роде. Здесь столько было сделано Вашими предками! И столько трудов, средств и сил было вложено в Грубы Рогозец. И где теперь молодое поколение увидит, как жили предки? Когда простое умывание было ритуалом и именовалось не иначе, как утренним туалетом.

И долгие беседы за чашкой чая.

 И в кабинетах стояли чернильные приборы.

И где же они своими глазами увидят, что означают разные стили в интерьерах помещений?

— Послушай, Ричард. Ты рассматривал эскизы, сделанные для Франтишека Винценца Де Фурс. Взгляни на интерьер столовой. Ха! Он хотел в середине XIX века придать готический облик столовой комнате! Но посуда, смотри, посуда как выдаёт стилизацию!

-Ма, но ведь только посуда! Смотри, как удалось подобрать мебель, в тон готическому узору стен, оружию,старинному комоду. Даже рыцарские доспехи здесь вполне уместны!

-Иванна, проводите Ричарда к портрету. Я передохну здесь. Кажется, в этом кресле можно сидеть? Мне дед рассказывал про пейзажи на стене.

 Ричард уверенно шёл по комнатам.

 -Вы знаете расположение комнат? — неуверенно спросила Иоанна.

-Помню смутно. Меня, четырёхлетнего, оставили здесь на несколько недель перед тем, как последние владельцы, очень дальние родственники мамы, покинули замок в  сороковых годах прошлого века. Да, портрет. Его не забрали на реставрацию? — забеспокоился гость.

 И как ответ на его вопрос с картины на стене на Ричарда посмотрела мадам Де Фурс. 

Иоанна содрогнулась от неожиданности.  Смутное ощущение, что она где-то уже встречала этого господина, не покидала её с самого начала визита. И она силилась вспомнить, где она могла его видеть. Теперь всё стало на свои места. Длинное лицо, правильный, как из гранита выточенный нос, высокий лоб и рисунок бровей — две правильные дуги. Не надо быть физиономистом, чтобы увидеть сходство поколений, родовые черты лица.

 Ричард долго стоял у портрета. Тихонько подошла мадам Де Фурс. Он повернулся к матери и сказал:

— Жаль, что Элен не приехала. Она была бы довольна. Спасибо, Вам, Иоанна. Мы, пожалуй, пойдём. Не провожайте нас.

 Иоанна вежливо поклонилась и не уходила. Вопрос застрял у неё в горле. Спросить она не посмела…

— Грубы Рогозец в надёжных руках, — словно отвечая на её немой вопрос сказала, уходя, мадам, —  мы не смогли бы сделать для него большего. Я рада. Этот вопрос решён в нашей семье. Никакой реституции. Всё, всё что я желала бы для родового поместья, оно получило. Даже больше. Жизнь. Историю. Уважение. Память. Мы хотели бы… — пожилая дама запнулась на полуслове….

-Не беспокойся, ма! Все формальности соблюдены. Чек музей получил. Пойдём по саду погуляем.

Закрывая ворота замка (рабочий день давно закончился), Иоанна увидела рядом со своей скромной «Шкодой» большую тёмную машину с тремя чёрными цифрами на жёлтой табличке.  А через день получила электронное письмо от Ричарда с благодарностью от него и старой герцогини и просьбой принять и показать замок его дочери, Элен с детьми. Грубы Рогозец продолжал служить семье. Служить людям.

 

Замки северной Чехии:

Кршивоклат.

Троски.

Маршрут путешествия по Чехии.   

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 1

  • Отличная статья, полезная информация для меня, спасибо.
    Удачи Вам и Вашему проекту!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *