Будапешт

Вот и появилось у меня еще два штампа в паспорте. Нет-нет, это не развод и новое замужество – просто я решила, что пора поискать приключений на свою голову, и смоталась одним днем в Будапешт. А если быть точной, то в Пешт. Ну и на остров Маргит – Буду осмотреть не успела. Видела лишь его (ее?) панораму с другого берега «прекрасного голубого Дуная». Так что продолжение знакомства пока впереди, а сейчас расскажу о том, что, во многом к счастью, уже позади.

Лоукостер Москва (Внуково) — Будапешт

Начать, пожалуй, надо с того, что живу я в Солнцево, и прямо от моего дома ходит 32й автобус во Внуково. Самый простой городской автобус – мне как пенсионеру он обходится бесплатно, пассажиры помоложе платят обычную цену, как в любом другом городском автобусе. А из Внуково каждое утро вылетает в Будапешт лоукостер венгерской авиакомопании Wizz Air – если лететь с маленькой дамской сумочкой, не желать мест у окна, еды на борту и приоритетной посадки, а регистрацию на рейс пройти в интернете, то перелет в оба конца выливается в чуть более 120 евро. Лёту два с половиной часа. Обратно самолет отправляется в 6 утра по местному времени – так что надо торчать ночь в аэропорту или где-то гулять часов до трех, но это не беда: на дворе лето, а из центра в аэропорт ходят дешевые ночные автобусы – вроде нашего 32го, стОящие столько же, сколько любой муниципальный транспорт. Так родилась идея однодневной поездки. Мы с дочкой подумали, что бессонная ночь не проблема: ей и в Москве частенько случается гулять до рассвета, да и я – нет-нет, да и заболтаюсь с друзьями или засижусь за компьютером до третьих петухов. Тем более, я где-то прочитала, что Будапешт – это город, который никогда не спит. А выспимся на другой день дома: прилетим в 9.30, за полчаса доберемся до постели и будем отдыхать, сколько сможем.
Решение вызрело быстро – и вот мы уже едем по полям и деревням, и кажется, что едем на дачу. Рейс, правда, без всякого объявления задержали на час, а потом еще пытались доказать, что объявление было, хоть ни один пассажир его и не слышал, но это мелочи жизни. Наконец, приземлились в аэропорту Ференц Лист. Правда, великий композитор родился не в Будапеште, а в городке Доборьян (австрийское название Райдинг). А уж жил-то – да где только он не жил! Своими глазами видела домик в парке Веймара (фото нет, так как было темно) и дом в Праге,


и церковь Моисея и Аарона в Амстердаме,

где он исполнял Большую мессу.

А в Париже бюро нашей фирмы, в котором я не раз живала, находилось рядом со сквером Ференца Листа –

там стоит церковь Сен-Винсен-де-Поль.

Но где бы ни жил Лист, он создал Венгерские рапсодии и еще много произведений, которые я слушала – так что не могу сказать, что, подобно Никанору Ивановичу Босому, будучи хорошо знакома с самим композитором, не знаю его музыки.

Как добраться из аэропорта Будапешт в центр города. Автобус, билеты

В аэропорту мы сразу нашли городской автобус №200Е, идущий в город. Билеты купили по 350 форинтов на стойке информации, оплатив их картой. На стойке – потому что у водителя они стоят дороже, картой – потому что в обменнике аэропорта за 1 евро дают 2400 форинтов, а в городе около 3000, причем банки работают и по воскресеньям. Билетов мы сразу купили по четыре штуки на брата – на автобус, на метро, чтобы доехать от станции, куда идет автобус, до центра, и на два ночных автобуса на обратный путь.

Как добраться на автобусе из центра Будапешта до аэропорта

Прежде, чем покинуть аэропорт, решили проложить и обратный маршрут.
Еще раньше, из Интернета, я узнала, что по ночам туда ходит автобус № 900, а до него из центра можно добраться автобусами №№ 950 и 914. Мы стали спрашивать у девушки за стойкой, где сесть на последние.
— А откуда вы поедете?
— Да мы пока не знаем, но точно из центра.
— Нет, скажите, откуда именно?
— Ну, например, от Будайской крепости.
— Там они не ходят.
— От горы Геллерт.
— Тоже не ходят.
— От Парламента.
— И там не ходят.
Других достопримечательностей мы не знали, или они не пришли нам на ум, да и разговор на английском, который вела моя дочь, как-то заглох. По-французски милая девушка не понимала – сошлись на итальянском.
— Вы лучше покажите нам на плане, где они ходят, а мы уж как-нибудь доберемся до этого места.
Девушка взяла план метро и обвела станцию Deák Ferenc tér. От нее, чтобы вернуться в аэропорт, надо на 950-м доехать до остановки Honved, а там уж пересесть на 900-й. Мы решили сразу отправиться по указанному адресу, вычислить нужную остановку, а уж потом спокойно гулять по городу.
Автобус № 200Е довез нас до станции метро Kőbánya-Kispest – конечной синей ветки М3.
Метро Будапешта ничем не отличается от московского: те же вагоны и те же люди. Правда, позже я вспомнила, что французские туристы говорили мне, будто оно очень красиво. Что ж, поскольку мы все равно не успели осмотреть весь город и поставили в план вернуться туда поздней осенью, чтобы заодно сходить и в Оперу, то можно будет получше изучить и метро. А пока мы вышли на указанной станции и сразу были поражены несколькими красивейшими домами в стиле модерн.

Первым делом мы поменяли немного денег и купили пирожки форнетти трех видов – с сыром, тыквой и кокосом. Вторым делом надо было попить кофе. Я мечтала выпить маленькую чашечку густого и сладкого кофе по-турецки в Будайской крепости: ведь Венгрия так долго была под турками – должен же остаться какой-то след. Но это, видимо, тоже в следующий раз.
Мы расположились на углу двух красивых улиц в международном Costa Coffee – там тоже было очень приятно: плетеные столы и стулья, цветы, вид на башню собора. Я сразу догадалась, что это знаменитая базилика св. Иштвана, от которой, как нельзя более кстати, начинается найденный мною в Интернете маршрут прогулки по Будапешту (впрочем, от этого маршрута мы скоро отклонились). Погода стояла тоже весьма приятная – тепло и пасмурно, без палящего солнца. Покончив с кофе, мы без труда нашли остановку прямо возле абсиды собора, а на приделанной к ней табличке – промежуточный пункт нашего ночного маршрута Honved utca.

Прогулка по Будапешту с приключениями

— Ну утку-то мы запомним, — сказали мы себе и отправились осматривать собор. По ходу нашей дальнейшей прогулки мы, однако, заметили, что слово utca встречается там и сям и поняли, что оно означает просто «улица». Да уж, немало должно быть таких уток в городе Будапеште!

А базилика внутри напомнила нам родной Исаакий.

В ней есть витражи с изображением св. Иштвана (Стефана), небесного покровителя венгров, и св. Маргит (Маргариты Венгерской). Как и в Исаакии, можно подняться на галерею и походить вокруг купола, но этого мы делать не стали. А устремились по красивой оживленной улице к берегу Дуная, по дороге накупив мелких сувениров – таких, чтобы влезли в наши маленькие сумочки.

На набережной вышло солнце, стало жарко. Вот я бреду, уже изнывая от зноя – позади Будайский холм с зАмком и самый знаменитый в городе цепной мост Сечени.

А впереди – грустное: памятник жертвам Холокоста. Множество бронзовых туфель и ботинок в беспорядке выстроились вдоль берега. Чтобы не заниматься захоронением, нацисты привозили евреев к дунайской набережной на грузовиках, приказывали снять обувь и расстреливали, для экономии пуль сковывая цепью по пятьдесят—шестьдесят человек и стреляя только в первого: падая, он тянул за собой остальных. Оставленная обувь шла на продажу или использовалась фашистами для собственных нужд.

Но вот и великолепное здание Парламента!

Далее мы решили держать путь на остров Маргит (все прямо и прямо по набережной), где находятся знаменитые купальни и пляж Палатинус. Вот где спасение от жары! Купальники же мы предусмотрительно упихали в сумочки. Однако, дойдя до моста Маргит – очень красивого, с роскошными фонарями и фигурным литьем, мы поняли, что не в состоянии на него взобраться. Отдохнули в прохладе фонтана в сквере, затем в очаровательном кафе на тенистой улице выпили мангового лимонада. Послушали толстого уличного музыканта, игравшего на ксилофоне – он исполнял «Историю любви», музыку к фильму «Профессионал» и прелестные венгерские мелодии. Вспомнили наш первый вечер в Мадриде… А перед тем, как снова тронуться в путь, заглянули еще в одно кафе – там в уголке старичок-автор подписывал свои книги, а старушки-читательницы стояли к нему в очередь, держа в руках одинаковые томики и блюдечки с пирожными.

Остров встретил нас музыкой, клумбами, танцующими фонтанами и главное – свежестью. По привычке во всем искать аналогии, мы подумали о нашем ПКиО Останкино, а потом и о Ботаническом саде. Люди здесь ездили по аллеям на взятых напрокат велосипедах и разного рода машинках. Мы решили, что вернемся на каком-нибудь из этих видов транспорта, а сейчас дойдем до термальных источников пешком. И дошли.
Фотографировали мы мало, и снимков острова у нас нет, но в альбоме своей бабушки я нашла фото 62-го года. С тех пор мало что изменилось,

только раздевалки и душевые находятся теперь во вполне себе презентабельном здании.
Вокруг бассейнов, где температура целебной воды варьируется от 22 до 36 градусов, люди лежат в основном на траве, на полотенцах – лежаки по 600 форинтов по большей части пустуют. Здесь, в прохладных водах, мы, наконец, испытали блаженство. А заодно порадовались, что пришли сюда, не откладывая: оказалось, что мы перепутали время – разница с Москвой не два часа, как мы почему-то думали, а всего час, и купальни скоро закроются. Хороши бы мы были, если бы обнаружили ошибку ночью, по пути в аэропорт, или утром, опоздав на самолет!

Наплескавшись в бассейнах и собравшись опять в город, мы поняли и то, что прокат великов и машинок уже закрыт, и снова пошли пешком, решив по дороге найти причал речных трамвайчиков. До Японскго садика, как и до францисканской церкви мы не добрались – ну и ладно: в московском Ботаническому саду тоже есть Японский сад. Зато видели какие-то старинные развалины.
Такой же развалившийся вид имел и найденный нами в конце концов причал – зато мы попали в клуб бегунов: рядом по дорожке бежали нескончаемые вереницы. Причал у моста Маргит тоже оказался закрыт – запланированная прогулка по Дунаю не состоялась. Тут мы поняли, что сильно проголодались, и нашли у означенного моста небольшой типичный ресторанчик, называвшийся проще некуда — Hungarian restaurant.
На деревянных подносах нам подали гигантские порции: мне — гуляш с картофелем по-деревенски, дочери-вегетерианке – жареный в панировке венгерский сыр с соусом типа майонеза. Отдельно, в корзинке – свежайший хлеб, в горшочке – острейшую паприку. На десерт мы выпили кофе по-будапештски – с токайским бренди и взбитыми сливками. И снова пошли гулять – теперь решили пройти задами к мосту Сечени и подняться в Будайскую крепость, если, конечно, она еще открыта. Видели роскошный драмтеатр, не менее роскошный ж/д вокзал, монументальные официальные здания, Парламент с другой (относительно реки) стороны – золотым кружевом он сверкал на фоне черного неба. Над его куполом вились какие-то золотые предметы: то ли что-то вроде конфетти, то ли световой эффект – подойдя поближе, мы поняли, что это чайки…

Тут-то и начались наши волшебные приключения. Мы пытались разгадать природу обнаруженного нами явления: ни над одним другим освещенным памятником чаек не было. Долго, сидя на скамейке на площади перед Парламентом, мы взирали на эту необыкновенную красоту и гадали, и тут черт дернул меня, сама не знаю, почему и зачем, сказать дурацкую фразу: «Если бы они кружили над Кремлем, можно было бы предположить, что они хотят обкакать известное лицо. А здесь-то им что? Давайте, летите в Кремль.» Птиц тут же как ветром сдуло. Нет, не «как» — действительно вмиг поднялся сильнейший ветер, вдали, над Будайским холмом, засверкали грозные молнии. С десяток человек перед Парламентом пытались удержать улетавший, видимо, в царство Гингемы, киоск – от него отваливались металлические детали и с гротом катились по брусчатке. Потом и сам киоск на бешеной скорости переехал в другой конец площади. Мы были вынуждены бежать и спрятались в узкой улице, прижавшись спинами к фасаду большого дома. Вот тебе и Волшебник Изумрудного города!
«Иван Иванович! (Ну или Пётр Петрович, а можно и Василий Васильевич!) – молилась я. – Прости меня, дуру! Ты же знаешь, я к тебе хорошо отношусь – это я так, от глупости и тщеславия. Не дай пропасть соотечественникам за границей!»
Ураган стих, но припустил дождь – к счастью, к этому моменту, мы уже мелкими перебежками добрались до улицы возле св. Иштвана и скрылись в первом попавшемся баре. Выпили по тонику – таких у нас нет. Я выглянула на улицу – дождь перестал.
— Эх, Иван Иванович! – сказала я. – Пугал-пугал, а в итоге получился пшик. – И тут уж Иван Иванович не стерпел – ливануло не на шутку.
Бар закрывался, а нам уже было не до прогулок, и мы под дождем потащились на остановку. Даже не бросили монетку в Дунай с моста Сечени: представить, что до него надо дойти, было жутко. К счастью, автобус подошел сразу. Он был набит битком, в том числе спасающимися от ливня бомжами – мы, однако, устроились сидя и стали ждать, когда прозвучит заветное название с уткой. Думали, что слово «утка» разберем. Между тем, перед каждой остановкой звучало слово, кончающееся на «тца». «Это не нам», — с облегчением вздыхали мы каждый раз. А вскоре сообразили, что «утка» произносится вовсе не «утка», а «утцА» — тут уж стали слушать внимательнее.

До Honved utca автобус шел почти час – когда приехали, дождь снова перестал, а мы были еще не совсем мокрые, да и дорогой немного подсохли. Но вот 900-го автобуса нигде не было. Не было и людей – кругом полный мрак. Моя дочь, привыкшая ездить стопом и ловить машины глубокой ночью на трассе Москва – Питер, сказала, что ей страшно.
— Не бойся, — успокаивала ее я, хотя мне тоже было не по себе. – Во-первых, видишь, мимо ездят такси: если что, поймаем. А во-вторых, вон какие-то едальни, магазины – хоть они и закрыты, но говорят о том, что здесь транспортный узел, а значит, и остановка найдется.
И тут мы увидели человека. Оказался он дедом, говорившим только по-венгерски, да и то плохо, так как у него не было зубов. Мы погудели и помахали растопыренными руками, аки крыльями, изображая самолет – дед знаками объяснил, что надо вызвать такси по телефону. Но мы не сдавались, и вскоре остановка нашлась – на ней обнадеживающе красовалось число 900. Мы не стали больше ни о чем думать и уселись на какую-то ограду – темные спящие дома за оградами тянулись вдоль длинной улицы.
— А вон и утка, — дочь указала мне на вывеску какого-то фастфуда.
— Это курица – там написано chicken. Какие-нибудь куры-гриль. Главное – что мы вдвоем: одному не очень-то было бы в таких условиях.
— Особенно, если ты не парень.
— Ну парни парням рознь, — мы вспомнили друга моего сына Артемия: как-то, когда сыну с компанией, в которой был и Артемий, пришлось ночью идти тридцать километров через лес, тот устроил истерику.
Тут снова пошел дождь – укрыться от него было негде: остановка была без навеса.
— Хорошо хоть, что с нами нет Артемия, — утешали мы себя. – А то еще его надо было бы успокаивать.
Чтобы как-то развлечься, мы стали сочинять начало будущего рассказа. «Я сижу на остановке в Венгрии. Слева от меня утка, на которой почему-то написано «курица». Справа улица, на которой почему-то написано «утка»… Но вот показался автобус – мы ринулись к нему.
— Последний аккорд, — радостно воскликнула я, роняя в лужу белую кофточку.
Однако и этот аккорд оказался не последним: водитель – очередной беззубый дед – на пальцах показал нам, что аэропорт находится в противоположной стороне. Найденная, наконец, нужная остановка оказалась вполне уютной и — под навесом. А ведь если бы мы сразу озаботились вопросом «а на той ли остановке мы ждем?», то, может, и не промокли бы до нитки. Но вместо этого мы потешались над Артемием и безобидным беззубым венгром. А они-то тем временем спят в теплых постелях. Да и мама еще в моей молодости писала нам с подругой, когда мы отдыхали на юге: «Живите дружно! Ни над кем не смейтесь!»

В аэропорту мы долго и почти безуспешно сушили одежду в туалете в сушке для рук. А когда поднялись на борт, я услышала до боли знакомый голос, а вскоре увидела и соответствующее ему лицо: почетный президент Московской Ассоциации гидов, венгр по происхождению, членораздельно втолковывал соседу преимущества компании Wizz Air. Коротко рассказав президенту о наших приключениях, мы сели и закрыли глаза, но едва я задремала, как знакомый голос раздался вновь – теперь прямо над моей головой.
— А почему она раздета? – гневно спрашивал президент, указывая на мою дочь. – После термальных источников все должно быть закрыто!
— Да чем же? Вы не представляете, как мы промокли! – для убедительности я приложила к его руке кофту дочери.
— Где это? – удивился президент, убирая руку. – Я жил в самом центре – там не упало ни капли дождя!
Вот так: каждому свое.

Все рассказы Марины Кедреновской.

TEXT.RU - 100.00%

Комментарии 4

  • Вот это приключения! И мистики столько с ливнями, с Иван Иванычем. Марина, вы очень смелая и дочка ваша смелая! И вы, Марина, мОлоды: раз и сорвались с места в маленькую и неблизкую прогулку. Как же мне захотелось кофе густого и сладкого.

  • Елена, и мне безумно хочется именно такого кофе! Так что придется сорваться еще раз, во что бы то ни стало)

  • Смелое путешествие, жаль что только на один день. А метро в Будапеште разное, там 4 линии и все они совсем разные. Первую построили еще в 19 веке, открытым способом и там до сих пор ходят своеобразные старинные поезда, вторая и четвертая современные, там ходят очень продвинутые в техническом плане поезда и только третья линия похожа на наше метро.

  • Елена, большое спасибо за уточнение. Я где-то прочитала, что метро было построено советскими друзьями в 60-е годы, и недоумевала, так как это шло вразрез с рассказами туристов. Теперь все встало на свои места. В следующий раз посмотрю все линии. А есть ли какие-то особенно красивые станции?

Слово молвить

Яндекс.Метрика