Брюгге

Из Нидерландов мы направились в Бельгию, а точнее во Фландрию.

«Фландрия начиналась на морских берегах. Её история драматична — страну делили мечами, неумолимой латынью государственных договоров, сковывали цепями тщательно обдуманных династических браков. Норманны опустошали побережье, французская, английская и испанская конница вытаптывала посевы, вспыхивали отчаянные, яростные бунты, Шельда и Лис багровели от крови и пожаров. Всё же имя «Фландрия» звучало гордо и грозно. Пешее фламандское ополчение не раз обращало в бегство цвет французского рыцарства. Европейские столицы завидовали царственной роскоши Брюгге, надменному богатству Антверпена. Самим королям приходилось считаться с волей суконщиков славного города Гента«.

Города Фландрии давно уже разменяли второе тысячелетие своей истории. Начиная с VII века старинные летописи упоминают об Антверпене, Генте и Брюгге. В IX веке туман гордых, но мало достоверных преданий понемногу рассеивается и в скупых строчках латинских хроник встаёт грозная фигура основателя династии графов Фландрских Балдуина (Бодуэна) I Железной Руки. В городах старой Фландрии легенды настолько переплелись с реальной историей, что кажется: заверни неосторожно за угол и наступишь на тень Филиппа Красивого или самого Карла V.

Вот такие мысли лезли мне в голову, когда ранним пасмурным утром мы двинулись на запад от Ранстада к бельгийской границе. По автобану А27  миновали Роттердам, Дордрехт и Бреду, пересекли Ваал, а затем и Маас. За Бредой на указателях появилась надпись «Антверпен». Навигатор повёл нас через город.

Дорога неожиданно нырнула в длиннющий туннель, который выходит на противоположном берегу Шельды (Эско).

Рассмотреть Антверпен толком не удалось. Ну ничего, мы ещё вернёмся 🙂 .

За городом стрелка указателя уровня топлива начала предательски клониться вправо, ведь последний раз мы заливались в Германии, неподалёку от Оснабрюка. А вот  заправок что-то на глаза не попадалось. Призвав на помощь «Мавру» (навигатор), мне удалось высмотреть АЗС в 500 метрах от трассы в соседней деревеньке. Она оказалась… полностью автоматической. Будочка оператора была не просто закрыта, а буквально заколочена. Аппарат с презрением выплюнул мою карточку. Спасибо местному жителю, заправлявшему свой Пежо. На ломаном французском он объяснил мне, что дальше в деревне будет ещё одна заправка с живым оператором.

Напротив местной ратуши я высмотрел 2 ТРК, втиснутые между домами. Пожилая дама, практически не говорившая по французски (подозреваю, что и по английски тоже) отказалась брать наличные евро. Пришлось ещё раз попытать счастье с картой Visa. На сей раз всё прошло успешно. Алгоритм на этой заправке оказался следующим: вставляешь карточку, выбираешь марку топлива, вытаскиваешь карточку и заливаешь бензин (или солярку) по вкусу. Второй раз вставлять карточку не надо — иначе колонка снова активизируется. Со счёта списывается ровно та сумма, на которую заправился. У меня получилось что-то около 70 Е. Фото сделано от заправки в сторону ратуши.

Дорога от Антверпена до Брюгге не считается автобаном, несмотря на разделительную полосу и освещение: на ней есть перекрёстки со светофорами. В какой то момент дорога сужается, а затем переходит в обычную улицу. Но это ещё не Брюгге — это всего лишь пригород под названием Синт Крюйс, т.е. Святой Крест. Помнится, у нас на Руси тоже был город с таким названием, пока не получил богомерзкое прозвище «Будённовск».

Наш однозвёздочный (но весьма недешёвый) гостевой дом находился на БКАД (Брюжской Кольцевой Автомобильной Дороге 🙂 ).

Называется он Де Кракеле. На первом этаже бар, на втором — маленькие, простенькие комнаты. Ночлег в Брюгге обошёлся нам в 130Е за 2 ночи. Завтрак присутствовал, но «французский»: т.е. круассан с багетом и кофе. Окно нашего номера второе слева, справа видна бесплатная автостоянка.

Прямо перед гастхофом проходит кольцевая дорога, именуемая на этом участке Синт Питерскай (набережная св. Петра), а за ней — канал.

За каналом лежит…  Брюгге. Конечно, перед тем, как отправиться в путешествие, мы много читали о городах Фландрии. Практически все отзывались о Брюгге, как об очень красивом городе. Но мы не ожидали, что эта красота начинается прямо с порога окраины. Дома на Элизабетлаан не могут быть старинными. Наверняка здесь в XIV веке ничего не было, в лучшем случае стояли деревянные лачуги бедняков. Но здравый смысл говорит одно, а глаза — другое.

Узкая длинная улица Вламинкдам незаметно перетекает во Вламингстраат. Потемневшие от времени кирпичи и пыльные камни старинных домов притягивают взор.

Дома становятся выше, фасады всё старше, на них появляются стяги со «Львом Фландрии».

Вскоре старина окружает тебя со всех сторон. Башня Беффруа (Бельфор) устремляется к серому, покрытому клочковатыми облаками, небу.

«Мёртвый Брюгге» Жоржа Роденбаха остался позади, на безлюдных окраинных улицах. Перед нами  Гроте Маркт — одна из двух главных площадей города. Несмотря на пасмурную погоду на площади гуляет множество людей, посреди неё выстроены временные трибуны. Тогда мы ещё не знали, что попадём на проходящее лишь раз в 5 лет «Шествие золотого дерева».

Площадь окружают красивые дома, средневековые и не очень. Некоторым из них не одна сотня лет, а соседние просто стилизованы под старину. Но все вместо они производят неизгладимое впечатление. Вот она — старая добрая Фландрия!
Прежде, чем уйти с очаровательной Маркт, стоит задержать взгляд на памятнике в центре площади. Он посвящён национальным героям Фландрии, предводителям восстания 1302 года: Яну Брейделю и Питеру де Конинку. Памятник подчёркнуто декоративен, как и было принято в конце XIX века.

Позвольте напомнить о давних событиях, что привели этих людей на вершину славы. В 1302 году Филипп Красивый завоевал Фландрию и заточил графа Ги де Дампьера в Компьенский замок.  В графском замке Брюгге, не сохранившимся до наших дней, обосновался французский наместник. На фландрскими городами поднялись стяги с французскими лилиями. Филипп Красивый  и помыслить не мог, что его власть  во Фландрии будет низвергнута «чернью» — ткачами, сукноделами и прочими ремесленниками. Низы восстали, доведённые до отчаяния непомерными налогами. Жестокие попытки «умиротворения» побудили высшие сословия прийти на помощь «мятежникам». «Брюжская заутреня» стала только началом. В Брюгге были убиты все французы, все, кто говорил по фламандски с акцентом. 11 июля 1302 года в битве при Куртре (Кортрейке) прославленная французская кавалерия бежала. Это сражение осталось в истории как «Битва золотых шпор» — рыцарские шпоры, приколоченные под сводами аббатства, долго напоминали о победе Фландрии.

Согласно историческим исследованиям фигура Яна Брейделя считается хоть и не мифической, но не особо важной. В отличие от него Питер де Конинк — это достоверный исторический персонаж. Этот слабый некрасивый человек настолько владел словом, что заставлял слушать себя сотни людей. Нищий ремесленник стал вождём не только бедняков, но и знатных бюргеров.

Несколько шагов в сторону по Брейдельстраат, и вот мы уже на соседней площади Бург, уставленной (иначе и не скажешь) филигранными готическими и ренессансными домами. Здесь стоит красивейшая готическая ратуша конца XIV века.

В углу площади рядом с ратушей поместилась главная святыня Брюгге — капелла Святой Крови. Раку с каплями крови Господа привёз из Иерусалима потомок Балдуина Железной Руки Теодорих Эльзасский. Строгая готическая стена капеллы продолжает пышно изукрашенный фасад ратуши. Да, вход в капеллу несколько перегружен балконами с золочёной резьбой, но старым камням в её основании осталось совсем немного до тысячелетия.

Вплотную к Ратуше стоит изящный вызолоченный старинный дом с аркой. Это «Ауде Гриффи», что означает «Старая канцелярия». На фигурном фронтоне видна статуя Фемиды, олицетворяющая правосудие — ведь прежде здесь находился суд.

Арка в его правой части ведёт на улицу… Слепого Осла, по фламандски Блинде Эзельстраат. Кажется, что это название пришло прямиком из старинной сказки, как и весь этот невероятный, застывший во времени город. Одноимённый мостик переброшен через канал, за которым видны классические колонны рыбного рынка.

Над этим же каналом находится знаменитый дом, в окне которого всегда лежит собака. Тот, у кого нет фото собаки, не был в Брюгге 🙂 . Так считают старожилы туристических форумов. Мы были!

Вернёмся, однако, на площадь Бург и попытаемся объять необъятное — то есть увидеть остальные сокровища города. Уходя с площади, стоит посмотреть и на редкий здесь барочный дворец, служивший резиденцией прево, а позже — епископа.

Однако главное в Брюгге — это каналы. Вдоль каналов стоят величественные храмы и самые знаменитые музеи Брюгге.  Переходя через канал, как будто получаешь весточку от хорошо знакомой и любимой Чехии. Мост носит имя Яна Непомука, святого,  покровительствующего при водных переправах.

Из далёкой Богемии его слава докатилась аж до Бельгии Фландрии.

Угловой дом, выходящий на берег канала, насчитывает более четырёх столетий. Его фасад, выложенный из белого камня, необычен для Брюгге. Во Фландрии никогда не было каменоломен, здешние дома всегда строили из кирпича. Камень же пришлось везти из тридевятого царства и стоил он баснословно дорого. Но испанский вельможа Перес де Малуэнда, назначенный бургомистром Брюгге, решил показать, кто в доме хозяин насколько он богат и не постоял за ценой. В XVI веке, во время войны Нидерландов за независимость, в его доме была спрятана реликвия Святой Крови Христовой, которую иначе неминуемо бы уничтожили протестанты.

Перейдя через мост, можно свернуть налево и пройти несколько шагов до пристани, откуда каждые несколько минут отправляются моторные лодки с туристами. Фото сделано ранним пасмурным утром, когда туристы ещё спали завтракали 🙂 .

Но мы предпочли пойти направо, к картинной галерее Грёнинге, с картинами Яна ван Эйка, Франса Хальса и прочих великих фламандцев. Музей небольшой, поэтому его экспозиция периодически меняется.

Один из великолепных портретов работы Старых Мастеров

Набережная канала зовёт дальше, к дому Арентса. В 1908 году его купили городские власти. Здесь открыли музей Фрэнка Бренгуина, английского художника, родившегося в Брюгге в семье архитектора и художника Уильяма Кёртиса Бренгуина.  В 1936 году Фрэнк, также ставший художником и дизайнером интерьеров, подарил городу около 300 своих работ. Эта коллекция выставлена в доме Арентса.

Его дом стоит прямо над речкой Реей, а вокруг теснится старинный Брюгге. Глядя на повисшие над водой средневековые домики, невольно ощущаешь себя лишним. Ведь время здесь остановилось как минимум при жизни Жоржа Роденбаха.

От Реи узенькая средневековая арка ведёт во двор Груутхусе — роскошного дворца, которым владели городские патриции, получившие своё прозвание от торговли, на которой разбогател их род. Груутхусе в переводе на русский означает «дом Груте». А «Груте» — это особая смесь из трав и кореньев,  которую добавляли в пиво. Господа Груутхусе владели монопольным правом поставки этой смеси пивоварням. А уж с пивом во Фландрии всегда было всё в порядке!

Пивная лавка в Брюгге. На продажу выставлено около двухсот(!) сортов пива. И никакого клинского!
Фасад Груутхусе в Брюгге.

В доме сохранилась роскошная отделка: деревянные фигурные потолки

лестницы и порталы, украшенные искусной резьбой

В залах Груутхусе представлены оружие, доспехи, старинная утварь

Модель Храма Гроба Господня в Иерусалиме. У нас в России тоже есть такая — её можно увидеть в музее Новоиерусалимского монастыря. Фото из Брюгге (не из Нового Иерусалима) было сделано на старенькую мыльницу. Отсюда и паршивое качество оного.

Дом Груутхусе вплотную примыкает к церкви Девы Марии или по фламандски Онзе Ливе Враукерк.  Церковь Богородицы построили в XII-XIII веках и расширили в XV столетии. Её 122-метровая башня господствует над городом.

Нидерландо-испанская война за независимость разорила церковь. Протестанты-иконоборцы уничтожили статуи, росписи и алтари. Восстанавливали Нотр-Дам де Брюж уже в XVII веке, во времена контрреформации.  В соборе появилась мраморная отделка, многочисленные статуи, исполненные в стиле барокко, резная деревянная кафедра прихотливой формы.

Однако в храме сохранились и шедевры предшествующих эпох — в первую очередь беломраморная статуя Мадонны с младенцем, исполненная Микеланжело Буонаротти. Да, в Брюгге есть творение гениального итальянца, чьи шедевры в основном находятся в Италии. Богатый брюжский купец из рода Моескерон вёл дела в Италии. В 1504 году он приобрёл Мадонну, а два года спустя подарил её своей приходской церкви Богородицы в Брюгге. Простите за плохое фото, старой мыльнице противопоказаны полутёмные интерьеры.

В церкви похоронен бургундский герцог Карл Смелый, с гибелью которого закончился «Золотой век» Фландрии и Бургундии. Безрассудно смелый рыцарь, Карл погиб в 1477 году в битве при Нанси. Однако его прах упокоился в Нотр-Дам лишь спустя полвека по приказу Карла V. Поэтому гробница герцога выполнена в стиле Ренессанс.

А гробница его дочери Марии Бургундской — в более раннем готическом стиле.

Стоит отметить и личную часовню господ Груутхусе, которые посещали мессу, не покидая своего собственного дома, ведь окно их домашней часовни открывается прямо в неф Онзе Ливе Враукерк.

Выйдя из церкви Нотр-Дам и пройдя лишь несколько шагов, мы окажемся у врат госпиталя Святого Иоанна (Синт-Янс). Суровые каменные стены бывшего странноприимного дома стоят здесь уже более семисот лет. Ранним дождливым утром, когда туристы ещё не заполонили улочки города, здесь всё напоминает о прошлом, о Брюгге времён «Золотого века».

В госпитале Синт-Янс устроен музей. А в музее хранится дивная рака святой Урсулы, расписанная Хансом Мемлингом. К сожалению, снимать внутри запрещено. Поэтому я просто перескажу легенду, удивительно подходящую огромному залу госпиталя, где когда-то монахини-урсулинки пользовали до 250 хворых и увечных.

Тяжкой зимой 1477 года сёстры спасли юного воина из дружины Карла Смелого после поражения бургундцев при Нанси. Спасённый в благодарность написал для странноприимного дома несколько картин, включая украшение главной святыни госпиталя — раки святой Урсулы.

Однако Фромантен — автор книги «Старые мастера» — с сожалением восклицает, что эта романтическая история лишь легенда, и не стоит принимать её всерьёз. В действительности Мемлинг был просто бюргером, занимавшимся, как и другие, живописью. Впрочем, его жизнь таит немало загадок. Он родился в Германии, а во Фландрию перебрался в достаточно зрелом возрасте. Возможно он учился у гениального Рогира ван дер Вейдена в Брюсселе. И оставил городу на берегу Северного моря своё драгоценное наследство.
Стены музея Мемлинга госпиталя Святого Иоанна обрываются прямо в воду. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь тучи, золотят древние камни, придавая им желтоватый, «медвяный» оттенок, напоминающий о «Золотом веке» Фландрии.

Туристический маршрут ведёт дальше. На пути к обязательным для посещения Бегинажу и озеру Любви мы минуем площадь под названием Валплейн (т.е. Валовая). Здесь нас накрыл проливной дождь, пришлось переждать его под тентом уличного кафе.

Горбатый мостик, перекинутый через протоку, ведёт в Бегинаж или, по фламандски, Бехайнхоф.

Монастырь бегинок в Брюгге основала Маргарита Константинопольская, графиня Фландрии, в далёком 1245 году. Название ордена происходит от прозвища проповедника Ламбера Косноязычного (по французски Begue). Бегинки не были монахинями, они не давали обетов и в любое время могли уйти из общины. Кроме того, бегинки сами зарабатывали себе на жизнь.  Например насельницы брюжской общины мыли шерсть и стирали бельё для госпиталя Синт-Янс.

Невысокие старинные дома окружают поросший деревьями прямоугольный двор Бегинажа.

На территории есть музей, но мы в него почему-то не попали. То ли пришли слишком рано, то ли был выходной день.
Наружные стены Бегинажа выходят к Минневатер. Путеводители переводят это название как «Озеро Любви», что на самом деле неверно.
Старонидерландское слово «минне», оказывается имело два значения: любовь и… общество, общественный. «Минневатер» — это «общая вода», общественный пруд средневекового города. Но со времён Жоржа Роденбаха и первых туристов его стали называть «озером Любви».  Место это действительно выглядит романтично даже в дождливую погоду. А ещё на берегах Минневатер обитает множество водоплавающей птицы: лебедей, гусей и уток. Причём ведёт себя эта птица достаточно прилично.

Возвращаясь в город, стоит обратить внимание на фонтан с лошадиными головами. Ключи от него есть только у брюжских кучеров (или извозчиков). Они по сей день берут здесь воду, чтобы поить своих лошадей.

Девушка в синей куртке с ведром — это кучер (или извозчица?).

Стоит только свернуть за угол и безлюдные окраинные улочки сменяются оживлением туристического центра. Мы возвращаемся к госпиталю святого Иоанна и Онзе Ливе Враукерк по Мариястраат.

Помимо Беффруа и Онзе Ливе Враукерк над Брюгге господствует ещё одна башня. Это колокольня собора Спасителя. Вон она видна вдалеке на фоне пасмурного фламандского неба.

Вот та же башня вблизи, освещённая солнцем.

Первая церковь на этом месте упоминается ещё в середине IX века. Подобно другим величественным соборам средневековья, нынешний Синт Сальватор (Святой Спаситель) строился с XII по XVI столетие. Интерьер украшен гобеленами, витражами, великолепной резной кафедрой.

Особо примечателен реликварий графа Карла Доброго, убитого в 1127 году в соборе Святого Донация, не сохранившегося до наших дней.

Кульминацией нашего знакомства с Брюгге стало «Шествие Золотого дерева».

Но прежде, чем распрощаться с этим удивительным городом, давайте свернём с исхоженного туристами маршрута хотя бы на тихую площадь, носящую имя Яна ван Эйка.

Один из каналов, рассекающих город, заканчивается прямо за «спиной» у великого живописца. В старину здесь был порт,  корабли, идущие через Звин, входили прямо в город. О тех временах напоминает увенчанное башенкой здание Гражданской ложи. В нём собирались на заседания представители городских сословий.

От площади Ван Эйка хочется просто идти вдоль каналов, глядя на узоры, созданные ветрами, водой и временем на стенах старинных домов.

Наслаждаться тишиной и безлюдьем набережных, не отмеченных в путеводителе.

Неожиданно обнаружить над бюргерскими домиками башню церкви святой Ульдбюрги.

Полюбоваться отражением домов в застывшей воде Большого канала.

И закончить словами бельгийского писателя Камиля Лемонье: «Для ревнителей той красоты, что воплощается в вещах, Брюгге останется городом старых камней и каналов, где спит вода. Как в магическом зеркале, в ней отражается прошлое. Брюгге — город уютных закоулков,затерянных среди древних стен…

мертвенно тихих уединённых местечек, крошечных набережных, узких улиц, старых и немых кварталов.

Но не все тени молчаливы и печальны, порой некая мечта берёт вас за руку и увлекает к маленькому дворцу с фасадом, так искусно украшенным резьбой, что он напоминает каменный виноградник. И там, за его окнами, чудится прошлое, полное радости и любви».

В статье использованы материалы из книг:

1. Михаил Герман. «Антверпен. Гент. Брюгге», Л. «Искусство», 1974

2. Боб Варнир. «Брюгге». Путеводитель по городу, Verlag & Design Simon Sauer, 2012

Весь маршрут путешествия изложен в статье «Москва — Брюссель. Со всеми остановками».
Статьи по теме:
В «страну странностей»
Всё новые странности
По стране странностей
Сколько мостов в Амстердаме
Антверпен
Эдам — город-сыр
Алкмар
Королевский дворец в Брюсселе

TEXT.RU - 100.00%
TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Слово молвить