Круиз по Рейну. Бонн

О берег пустынный чуть плещет волна,
На небе лазурном гуляет луна…

(Гейне)

Мы снова в Германии! Не будем останавливаться в Мангейме – о нем я уже немного писала в очерке «Мец» — и сразу устремимся в Бонн.

Этот город, основанный римлянами в 11 году до н.э. и затем в общих чертах разделивший судьбу своих соседей, я знаю с детства: в нем жила мамина подруга с экзотическим именем Ода, регулярно присылавшая открытки, некоторые из которых живы и поныне. На этой можно видеть, как немцы 70-х осуществляют нашу с Татьяной Пашковой мечту – купаются в фонтане в самом центре города.

А на этой представлен весь Бонн.

Здесь и Рейн-батюшка, и известная с XI века центральная Рыночная площадь (Марктплац) – посередине.


На ней можно, закутавшись в казенный оранжевый плед, посидеть в уличном кафе

перед Старой ратушей XVIII века, с балкончика которой обращался к народу Михаил Горбачев.

Но не только мамина подруга и наш незадачливый руководитель, столь любимый на Западе, отметили своим пребыванием бывшую столицу ФРГ.
В верхнем левом углу открытки – Рейнский университет, основанный в 1796 году и восстановленный прусским королем Фридрихом Вильгельмом III в 1818, после того, как Бонн был присоединён к Пруссии по итогам Венского конгресса.

В нем учились такие разные люди как Ницше, Маркс, кайзер Вильгельм II, Геббельс, Хабермас, Пиранделло, преподавали Гельмгольц и Томас Манн. Учился на юридическом факультете и Гейне. Словами его биографа Р. Грищенкова, там он

«делит свое время между лекциями (в первую очередь — читавшего курс литературы Августа Шлегеля, привившего молодому Гейне вкус к Шекспиру, Байрону, а также – к Востоку) и безобразными кутежами, которые подтачивают его и без того слабое здоровье.»

Не отсюда ли романсы «Али-Бей» и «Чайльд-Гарольд»?

Послышались глухо призывы
Невесты-русалки из волн;
И темные воды тоскливо,
Со стоном дробятся о челн.

Впрочем, как пишет тот же Р. Грищенков, «пребывание в Боннском университете не затянулось надолго».
В правом нижнем углу открытки – символ Бонна: монастырь-базилика св. Мартина. Он был изображён на гербе города XIII века – современный герб можно увидеть в центре открытки.

Базилика была заложена на месте захоронения святых покровителей города — мучеников Кассия и Флоретия. Ее нынешний вид мало отличается от того, что она имела в XI—XIII веках, когда и была построена. Элементы романского и готического стилей хорошо сочетаются друг с другом.


На площади возле базилики – здание Почтамта, а перед ним — тот, ради кого, с моей точки зрения, и надо ехать в Бонн.

Он же изображен в центре моей сакраментальной открытки. Это Людвиг ван Бетховен.

Пожалуй, рассказ о великом маэстро будет уместно читать, слушая его музыку. Людвиг Ван Бетховен, этюд «Тишина».


Я расписываюсь под словами Ромена Роллана:

«Музыка Бетховена никогда не была для меня абстрактной мудростью – благодаря ее чарам в мои жилы вливалась свежая, новая кровь… Это чудо – самая сокровенная тайна жизни, ее нельзя познать разумом.»

Наконец, в левом нижнем углу открытки — улица Боннгассе — именно здесь, в розовом доме с зелеными ставнями под номером 24-26, «в нищенской комнатушке на антресолях убогого домика» (Ромен Роллан), 16 декабря 1770 года появился на свет будущий великий композитор.


Его портрет украшает другой дом, расположенный ровно через дорогу от родного.


На фасаде, разумеется, есть мемориальная табличка.

В этом доме прошли детство, отрочество и юность гения.

«Предки его – фламандцы,
— пишет Ромен Роллан в книге «Жизнь Бетховена». —
Отец, певец, был человек недалекий и пьяница. Мать – служанка, дочь повара, вышла первым браком за лакея, но вскоре овдовела.
Суровое детство, лишенное семейного тепла, в котором рос более счастливый Моцарт. С самого начала жизнь стала для Бетховена жестокой и мрачной борьбой. Отец решил извлечь выгоду из музыкальных способностей сына и показывал публике это маленькое чудо. С четырехлетнего возраста он часами держал мальчика за клавесином или запирал со скрипкой, заставляя играть до изнеможения… Дошло до того, что Бетховена приходилось чуть ли не силой заставлять учиться музыке. Отрочество его было омрачено заботами о хлебе, необходимостью зарабатывать на пропитание, слишком многими и рано взятыми на себя обязанностями. Одиннадцати лет он уже играл в театральном оркестре, тринадцати стал органистом. В 1787 г. умирает мать, которую он обожал… Семнадцати лет он уже стал главой семьи, на него легла забота о воспитании двух братьев; ему пришлось взять на себя унизительные хлопоты о назначении пенсии отцу – пьянице… Эти горести оставили в душе юноши глубокий след. Но он нашел дружескую поддержку в одном боннском семействе, которое навсегда осталось ему близким, – это была семья Брёнингов. Милая «Лорхен», Элеонора Брёнинг, была на два года моложе его. Он ее учил музыке, а она приобщила его к поэзии…
Как ни печально было детство Бетховена, он навек сохранил о нем и о родных местах, где оно протекало, нежное и грустное воспоминание. Он был вынужден покинуть Бонн и почти всю жизнь прожил в Вене, в унылых предместьях этого большого легкомысленного города, но никогда не забывал он долину Рейна и величественную реку, мощную, отечески родную (unser Vater Rhein), – «наш отец Рейн», как он называл ее, – почти человечески живую, подобную некой гигантской душе, где сменяют друг друга столько мыслей, столько могучих порывов; и, пожалуй, особенно прекрасен, могуч и спокоен Рейн там, где он с ласковой мощью омывает тенистые и цветущие берега прелестного Бонна. Там прожил Бетховен первые двадцать лет своей жизни, там родились первые мечты юного сердца, среди этих лужаек, которые лениво плывут куда-то вместе с водой, и прибрежных тополей, среди окутанных туманом верб и низкорослого ивняка и яблонь, что купают свои корни в бесшумном и быстром потоке, над которым в сонном удивлении, сгрудившись по берегам, застыли деревушки, церкви и кладбища; а вдали, на горизонте, выступают голубоватые очертания Семи Гор – жилища бурь, – увенчанных хрупкими, причудливыми силуэтами полуразрушенных замков. Сердце его навеки осталось верным этому краю; до последней минуты жизни он мечтал увидеть его вновь, но мечте этой так и не дано было осуществиться. «Родина моя, чудесный край, где я увидел свет, она все так же прекрасна для меня и все так же явственно стоит перед моими очами, как в тот день, когда я покинул ее».»

Пройдя трудный путь, Бетховен скончается 26 марта 1827 в Вене, где ему тоже установлен памятник – на площади, носящей его имя, недалеко от Мюзикферайна, в котором часто звучат его бессмертные произведения.

Многими из этих произведений мы обязаны Рейну. По мысли Ромена Роллана,

«Бетховен всю жизнь интересовался народной песней… Разнообразнейшие народные мотивы (Рейнской области, Нижней Австрии, русские, хорватские, шотландские, ирландские) звучат во многих инструментальных произведениях Бетховена, особенно последнего периода его творчества.»

Итак, Рейн – источник вдохновения великих. Это перекликается со словами Гейне, которыми он предварил одно из своих стихотворений: «Это народная песня, и я слышал ее на Рейне».

Каталог статей Марины Кедреновской.

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии 2

  • Большое спасибо за этюд! Музыка волшебная. Жаль, нет возможности часто слушать классику.

    • Александр, спасибо за отзыв. Музыка Бетховена и вправду удивительно красива. Было искушение взять в качестве музыкального сопровождения известный этюд «К Элизе». Но я подумала, что вернее будет менее распространенная композиция. Автор статьи тоже одобрила мой выбор. И спасибо большое Марине за замечательный рассказ — очень интересный и познавательный!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *