Бавария. Бад Райхенхаль

Прекрасная рассказчица Марина Кедреновская, автор статей об Албании, бельгийском городе Льеж и многих других публикаций, приглашает на прогулку по Баварии.

Несколько лет назад моя старшая сестра, прекрасная художница и просто красивая, умная, остроумная и ласковая женщина, прикупила очаровательную квартирку на немецком курорте Бад Райхенхаль. Теперь зимы она проводит в Москве: пишет картины, учит немецкий язык, ходит в Дом кино, на фитнес и на концерты, а летом уезжает в Баварию и там катается на велосипеде, дышит альпийским воздухом и целебными солями.  “Жилище” ее находится в многоквартирном, но совсем небольшом доме на окраине города; узкий, длинный балкон выходит на очень зеленый бульвар, по которому снуют машины. Впрочем, делают они это совершенно бесшумно, к тому же ездят на экологичном топливе, так что не только не раздражают, но, наоборот, создают приятное ощущение незамирающей жизни. За бульваром открывается вид на монастырь св.Зено (Цено) XII века,

а за ним вырисовываются контуры горы Шлафенде Хексе (Спящая ведьма).
Гора — вариант нашего Ай-Петри: профиль лежащей на спине старухи с крючковатым носом и острым подбородком. Квартирка у сестры крошечная, но очень уютная: состоит из одной комнаты и микроскопической кухни, оборудованной очень рационально, где сестра готовит вкусные и изысканные блюда. Комнату она украсила своими картинами, старыми семейными фото и антикварными предметами – многие из них помнят еще те времена, когда наш общий прадед Иван Федорович Румянцев, правая рука издателя Сытина, построил для своей семьи большой бревенчатый дом в Тихвинском тупике. Другие, не менее прелестные, сестра приобрела на барахолке в Баде чуть ли не по пятьдесят центов.

Конечно же, обосновавшись в этой милой квартирке, сестра не замедлила пригласить меня, а я не замедлила принять приглашение. Как всегда, получилось путешествие-блиц: выкроила несколько дней между двумя работами в конце июля, но теперь этот кусочек жизни для меня незабываем.

Бад Райхенхаль находится в 18 километрах от Зальцбурга, но ехать туда дешевле через Мюнхен, хотя до него – все 150. Так я и решила поступить, тем более, что давно мечтала увидеть Дюрера и Гольбейна в Мюнхенской Старой Пинакотеке. Купив билет, я позвонила сестре и изложила свой план: «Прилечу около 15, погуляю по Мюнхену, а потом к тебе.» «Никаких прогулок по Мюнхену! – строго сказала старшая сестра. – До Бада поездом ехать почти три часа, с двумя пересадками. Если будешь гулять, приедешь глубокой ночью – так что сразу ко мне, а Мюнхен посмотришь на обратном пути.» Поскольку у меня уже нет родителей, и никто не отдает мне приказаний, я с удовольствием послушалась.

Прилетела, купила ж/д билет до Бада – обошелся в 25 евро, хотя сестра говорила, что иногда он стоит 50. В чем тут дело, я разбираться не стала, а просто порадовалась, что повезло. Теперь думаю, что возможно, мне дали знаменитый баварский билет, стоящий как раз 25 евро, по которому можно сутки без ограничений колесить по Баварии. Весной я собираюсь туда снова – вот и проверю, тем более что планы поездок у меня весьма обширные.
Поезд пришел вовремя, что тоже меня порадовало. До и после этого я не раз ездила по Германии на поездах, в основном в районе Франкфурта и Дюссельдорфа, и каждый раз поражалась, что, вопреки хваленой немецкой пунктуальности, они всегда опаздывают. К тому же в них очень грязные стекла, и ничего толком не рассмотреть, а тут все было идеально чисто. И уже в первый день я смогла сполна насладиться видами Баварии, которая, кажется, вся состоит из домиков с двускатными крышами и длинными деревянными балконами, сплошь усаженными красными цветами.

Сестра встретила меня на вокзале. Минут десять мы шли пешком по бульвару, вдоль железнодорожных путей, до ее дома. Было и правда поздно: на наших глазах стемнело, и в тот вечер города увидеть не удалось. К тому же чувствовалась вечерняя прохлада: только что прошел дождь. Вообще погода в Баде альпийская, непредсказуемая: то жарит солнце, то пасмурно и моросит, то хлещет ливень, и вдруг делается холодно. Мы отужинали на балконе куриными ножками по немецкому рецепту, в каком-то необыкновенном соусе со специями, попивая белое баварское вино, и залегли спать.

Наутро проснулись ровно в 9 от боя часов на башне монастыря св.Зено, и так просыпались каждый день — с девятым ударом. Точно не знаю, так как сон на горном воздухе был здоровый и крепкий, но похоже, что раньше часы и не бьют, чтобы не беспокоить отдыхающих.

Комната была залита солнцем. Сестра установила на балконе огромный зонт, под которым мы и позавтракали, после чего быстро собрались и отправлись на первую прогулку. Но не успели мы выйти из дома, как чуть не оказались раздавленными газонокосилкой, на которой восседал белобрысый немолодой мужчина. При этом он весело хохотал: видимо, то была шутка в немецком вкусе. Мужчина оказался этническим немцем, какое-то время назад переселившимся сюда, кажется, из Казахстана. Теперь он вместе с женой живет в этом же доме и даже является его управляющим, а попутно периодически оказывает сестре всякую мужскую помощь по хозяйству. Поговорив с Александром Ивановичем – так звали мужчину, мы устремились на встречу с Бад Райхенхалем.

Начали с осмотра монастыря. Посетили старое кладбище, зашли в собор,

попытались расшифровать «Отче наш» на древнегерманском,

полюбовались статуями

и осликом, сделанным местными детьми,

и направились дальше, в центр города. По дороге решили сделать остановку в самой старой пивоварне.

Кружка пива в 11 утра – это по-нашему: мы ведь советские люди, и как нам забыть Ленина на юбилейном рубле, чья рука, точно стрелка, четко указывала на 11 часов: мол, граждане алкоголики, вперед, в магазин — продажа спиртного началась!
Я поболтала с официантом, говорившем на неплохом французском (сестра свой немецкий использовать пока не решается), похвалила пиво и обещала, что придем в обед есть свиные ребрышки. Правда, обещание мы так и не сдержали: дни оказались слишком насыщенными.
Далее наш путь лежал в Королевский кургартен.

Дорога вела между роскошных вилл, видели мы и дорогие, шикарные отели.

Сам кургартен, а по нашему — курортный парк, на первый взгляд напомнил мне Старую Гагру и некоторые другие советские курорты, берущие начало из дореволюционных времен. На второй взгляд, однако, все оказалось иначе. На аллеях, усаженных цветами и зеленью, то там, то здесь встречаются неглубокие резервуары с ледяной водой: можно разуться, прошлепать по ней босиком и, сняв усталость, продолжать путь. На одной из аллей стоит явно старинный прибор, показывающий изменения погоды.

В центре парка возвышается градирня.

(Гради́рня (нем. gradieren — сгущать соляной раствор; первоначально градирни служили для добычи соли выпариванием) — устройство для охлаждения большого количества воды направленным потоком атмосферного воздуха. Иногда градирни называют также охладительными башнями (англ. cooling tower). В настоящее время градирни в основном применяются в системах оборотного водоснабжения для охлаждения теплообменных аппаратов (как правило, на тепловых электростанциях, ТЭЦ, АЭС). Эту ученую информацию любезно прислала мне знающая подруга из Минска. В кургартене же градирня представляет собой стену длиной около 120 м, покрытую терновником, по которому стекает соленая вода.

Вдоль стены с обеих сторон тянется крытая галерея, люди ходят по ней или сидят на лавочках и дышат целебной солью. Можно не только ходить или сидеть на галерее, но и возлежать на шезлонгах за ее пределами – эффект будет тот же.

Недалеко от градирни находится курзал,

где можно попить соленой водички из фонтана с «крантиками» – стаканчики продаются тут же за небольшую цену.

Рядом – памятник соли, главному богатству региона — я как будто специально нарядилась, чтобы сфотографироваться рядом с ним.

Здесь же концертный зал, в котором по нескольку раз в день проходят концерты силами самых разных, но всегда высокопрофессиональных исполнителей. По вечерам в антракте можно выйти в освещенный множеством фонариков сад с бокалом шампанского. И если в начале концерта билеты, стоящие не так чтобы слишком дорого, но и не совсем дешево, скрупулезно проверяют, то после антракта в зал можно войти и вовсе без билета. Многие этим пользуются, приходя лишь на второе отделение, и, хоть это и не похвально, кому-то данная информация может показаться полезной. В этом зале когда-то дирижировал Вагнер.

Мы с сестрой решили, что обязательно послушаем здесь классическую музыку в последний вечер, но этого, увы, не случилось.
Есть в парке и небольшая круглая площадь, в центре которой установлен фонтан с соленой водой.

Нужды нет, что раньше он стоял в резиденции Гитлера — курортники, большая часть которых – немцы, спокойно сидят в креслах вокруг фонтана и вдыхают мелкие соленые брызги: одно дело – осудить и покаяться, другое – получить пользу для здоровья.
Основная масса гуляющих по парку – отдыхающие, в основном, как сейчас почему-то принято говорить, «возрастные», однако попадаются и молодые мужчины. Одна уже не юная русская дама рассказывала сестре про некоего Клауса. Он подошел к ней и сказал по-русски: «Путин – карашо!» «Путин — плохо!» — ответила не слишком патриотичная дама, так и познакомились. Клаус принялся ухаживать, рассказал, что приезжает в Бад из Мюнхена каждые выходные, а потом исчез. Не буду брать грех на душу и утверждать, что он альфонс и никто иной. Но вопрос, зачем 40-летний парень (ибо по мне так человек сорока лет, к сожалению, уже парень) мотается каждые выходные за 150 километров на курорт, где отдыхают дамы более чем бальзаковского возраста, остался для меня открытым.

Нагулявшись по парку, мы прошлись по городку. Я открывала для себя улицы и маленькие площади,

так часто напоминающие немецкую игрушечную железную дорогу, которая была у многих из нас в нашем советском детстве. Или сказки братьев Гримм…
Любовалась расписными фасадами домов.

Даже помойки в Бад Райхенхале художественные!

Мы осмотрели протестантскую церковь св. Николая (надо сказать, что, в связи с близостью к Австрии, основное население Бад Райхенхаля – католики),

средневековую башню св. Георгия – остаток бывших городских укреплений, поели мороженого перед Ратушей.

Не только Ратуша, но и большинство домов в городе убрано цветами.

Улицы вымощены булыжником, по которому народ шарашит на великах, как вы, впрочем, наверное, уже заметили.

Сестра упорно пыталась привлечь мое внимание к Старой солеварне – одной из главных достопримечательностей Бада, которая по необъяснимой причине не вызвала во мне интереса. Думаю, что я не права — сама не видела, но другим рекомендую. Говорят, там можно спуститься в шахту на вагонетке, и это здорово!

Перейдя через маленькую речушку, мы подошли к фуникулеру. Весь путь проделали пешком и довольно быстро, хоть и с остановками, но вообще-то город, кроме пешеходно-велосипедной центральной части, можно проехать и на автобусе.

На фуникулере мы за 20 евро с носа поднялись на высоту около 1800 м – на гору Редигент Штуль (Стул проповедника), откуда открываются изумительные виды. Виды начались уже во время подъема, весьма впечатляющего и немного ужасающего — погода стояла на удивление ясная. Поднявшись, я хотела было сразу спуститься: видами, мол, полюбовались, и будет, но сестра уговорила меня пройтись. Мы взяли палки для шведской ходьбы, в большом количестве стоявшие на выходе с фуникулера, и отправились в поход, спускаясь и поднимаясь по горным тропам. Вскоре, правда, отбросили надоевшие палки (их можно оставить, где угодно) и продолжали путь привычным способом.

В деревянной кафешке на одной из вершин, продолжая любоваться окрестностями, подкрепились горячим шоколадом и деревенским абрикосовым пирогом и опять побрели, стараясь избегать слишком уж палящего солнца и выбирая тенистые дорожки. Здесь мне хочется привести слова Руссо: «Идти не спеша в хорошую погоду по живописной местности и знать при этом, что в конце пути меня ждет нечто приятное – вот условия существования, которые мне больше всего по вкусу».
Приятным в тот вечер было посещение терм Рупертус, о которых я расскажу, описывая следующий день.

Утро следующего дня началось, как и накануне, с завтрака под зонтом на балконе, а потом я поехала в Зальцбург.

Сестра ехать со мной отказалась. Так сложилось, что совсем недавно она провела там девять дней «вынужденного заточения». Сделать шаг в сторону не могла, потому что каждый день ждала вестей: должно было произойти некое важное событие, которое постоянно откладывалось, и она, в томительном ожидании, исходила этот прелестный городок вдоль и поперек, посетила все возможные музеи и теперь не была готова туда возвращаться. Я позавидовала ей: девять дней в Зальцбурге – мне бы так! И поехала в боевой готовности осмотреть все за один день.

Сестра сказала, что в мое отсутствие покатается на велосипеде, съездит в магазин за едой и приготовит ужин. В Германии она очень любит ходить по магазинам, где разнообразные свежие и качественные продукты, к тому же так красиво оформленные, стоят на полочках аккуратными рядами – это доставляет ей эстетическое удовольствие. Она с энтузиазмом выбирает то, что ей нужно, а потом с не меньшим энтузиазмом готовит. На это вечер она обещала мне печенку. Договорились, что после Зальцбурга она встретит меня на вокзале с банными принадлежностями, мы сразу пойдем в термы, а потом, наплававшись, поужинаем дома.

Я вернулась, как писали в школьных сочинениях, «усталая, но довольная», с одним желанием – поскорее окунуться в соленые воды терм. Выйдя из поезда, увидела вдалеке сестру, из последних сил тащившую за собой огромную сумку на колесах. Еще вчера меня поразило количество вещей, которые она берет с собой в бассейн – я обычно обхожусь самым малым. Она же несет, вернее, везет, махровые полотенца всех возможных калибров, всю существующую на земле косметику, теплые вещи, чтобы не замерзнуть на обратном пути, и даже халат, причем не простой, а расшитый экзотическими цветами и птицами. В этот раз она везла все перечисленное, но в двойном объеме: для себя и для меня. «Уж без халата я бы точно смогла обойтись!» — сказала я. «А я люблю, чтобы все было в лучшем виде,- ответила старшая сестра. – Наденешь халат». И я, как всегда, послушалась. Мы сели на автобус и поехали в термы: до них можно дойти и пешком, но нам хотелось иметь побольше времени до закрытия. Поскольку оба раза мы отправлялись поздно, то туда ехали на автобусе, а обратно шли пешком — по красивой дороге, мимо парка и вилл, а потом по городу.

Термы Рупертус носят имя зальцбургского епископа, первым заметившего, что солевые ванны очень полезны для здоровья. По виду, внешнему и внутреннему, они очень похожи на подобные заведения в Баден-Бадене, Баденвейлере и Спа, с той разницей, что вода в вышеназванных городах минеральная, но пресная, а здесь – соленая (хотя есть и бассейн с пресной водой). В остальном же – одинаковый принцип: множество бассейнов с водой разной температуры, большая закрытая и небольшая открытая часть, где плаваешь, любуясь пейзажем. (Пейзаж, естественно, разный: в Бад Райхенхале кругом горы.) В бассейнах — всевозможные джакузи, гидромассажи, водные аттракционы (не горки, как в аквапарках, а всякие фонтаны оздоровительно-массажного свойства), а по периметру – разнообразные бани: сауна, аромосауна, хамам, русская и так далее, и тому подобное. В бассейнах и ваннах Бад Райхенхаля не только разная температура, но и разная концентрация соли, есть даже имитация Мертвого моря – сидишь по пояс в горячей, очень плотной и очень соленой воде, а перед тобой на экране меняются картинки экзотической флоры и фауны.

Сестра сокрушалась, что мы, как и накануне, пришли слишком поздно и не получили соль для бани – ее выдают лишь до определенного времени. Не так давно мы вместе были в фитнес-центре в Москве, и она принесла из дома соль. Тут и выяснилось, что в Баде выдают не какую-то специальную соль, а самую обычную поваренную, продающуюся в любом магазине. Что помешало нам купить такую же в Германии, и почему нужно было обязательно получить ее на входе в термы, осталось непонятным.

Когда входишь в здание терм, нужно, естественно, первым делом оплатить их посещение. В обмен на деньги тебе дают магнитный браслет, с помощью которого можно закрыть и открыть шкафчик для одежды. Далее надо действовать по следующему плану: войти в кабину для переодевания и закрыть за собой дверь. Раздеться, повесить одежду на имеющиеся здесь же плечики, надеть купальник и вместе с одеждой и всеми своими вещами выйти из кабины с другой стороны. Вещи сложить в любой шкафчик, запереть его с помощью браслета, а номер запомнить. Все это мы честно проделали и отправились купаться.

Мы купались в разных бассейнах, массировали струями воды разные части тела, но больше всех мне понравился открытый бассейн с видом на горы, а в нем – аттракцион, когда сильное «течение» несет тебя по кругу, а ты отдаешься ему и не совершаешь вообще никаких действий. Это так соответствует моему жизненному кредо – нестись по течению и получать удовольствие. Я даже сказала сестре, что из персонажей известной басни мне гораздо больше импонирует стрекоза, чем муравей, и что я хотела бы быть стрекозой. (Теперь, когда я оформила «пенсию по старости» и вступила в период, официально называемый в нашей стране «периодом доживания», я думаю, что моя жизнь была не такой уж беззаботной, но что в ее муравьиную повседневность я всегда вносила элементы стрекозьего. Одно из доказательств тому – мои частые, скоротечные, а иногда и авантюрные, поездки, такие, как эта поездка в Бад.) И еще я сказала, что стрекозой может быть опасно в Германии, но не в России — у нас ситуация, описанная дедушкой Крыловым, невозможна, и если не «стол и дом», то уж кусок и угол всегда где-нибудь да найдутся. Чувствуя себя стрекозой и ни о чем не заботясь, я кружилась в бассейне почти до его закрытия, но все хорошее, как лето красное, когда-нибудь заканчивается. Наступил момент возвращаться в раздевалку.

Тут оказалось, что сестра не может найти одежду, в которой пришла. Из шкафчика она пропасть не могла — значит, забыла в раздевалке? Мы дважды обошли все кабины, кроме одной, в которой кто-то был – одежды нет как нет. Пошли на ресепшен, на разных языках с трудом изложили проблему — но и там не было одежды. Украли? Вот тебе и цивилизованные немцы! Или позарились дикие русские? В любом случае ничего не попишешь!
— Ну не беда, — сказала я. – Здорово, что ты взяла халаты! Теперь я это оценила. Наденешь халат, а я из солидарности тоже пойду в халате.
Пока сестра пыталась свыкнуться с этой мыслью, единственная занятая кабина открылась, и из нее вышла пожилая немка, за спиной которой мелькнул край знакомой кофты. Мы бросились туда – вся одежда висела целая и невредимая. Что заставило немку из огромного числа кабин выбрать именно ту, в которой висели чужие вещи, также осталось непонятным. А ведь сестра стучала к ней — могла бы и догадаться, что кто-то пришел за забытыми вещами. Много тайн и загадок в сказочном Бад Райхенхале!
Но… все хорошо, что хорошо кончается! Мы оделись и отправились домой.

По дороге, как и в предыдущий раз, решили срезать: пройти через большой открытый ресторан, накануне бывший совершенно пустым, и вдруг… оказались в центре самого безудержного веселья. Жизнерадостные люди сидели за большими деревянными столами, поедая сосиски и запивая их пивом, а в центре, на эстраде, пели и плясали два парня в широкополых шляпах. Многие посетители тоже плясали вокруг, причем некоторые – по колено в воде, в неглубоком, но широком бассейне типа тех, что мы видели в кургартене. Я живо представила себе, как две толстые и распаренные русские тетки ввалились бы на это праздник жизни в расшитых халатах. (Впрочем, позже, в Баден-Бадене, на подземной стоянке при термах я видела двух азиатов в халатах, правда, белых и махровых, явно гостиничных, которые вышли налегке из бассейна, сели в роскошный автомобиль и укатили). Будучи, по счастью, одеты в цивильное, мы присоединились к празднику. Взяли по большой кружке пива, по толстой жареной баварской сосиске с вечным немецким картофельным салатом (холодная картошка с майонезом) и провели вечер среди всеобщего оживления. Плясать не пошли, зато напились и наелись до того, что забыли о печенке, с любовью приготовленной сестрой. Слава богу, не вспомнили и о собственной печени. Так закончился второй день в Баде. Третий мы провели на чудесном озере Кенигзее, но об этом я расскажу отдельно.

©Марина Кедреновская

Другие рассказы Марины Кедреновской:

Чехия. По следам Дворжака
Прага. Прогулка по Новому месту
Прага
Прага. Очарование Малой Страны
Льеж
Албания
Бавария. Кёнигзее
Русская Германия. Баденвейлер
По следам Гёте: Германия. Франция. Чехия
Элваш
Памяти коллеги
Памяти коллеги-II
Памяти коллеги III
Про Кремль
Ночная потеря в метро
Нарочно не придумаешь. Рабочие моменты гида-переводчика

TEXT.RU - 100.00%

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии 7

  • Супер! Как приятно, что автор пишет подробно, и можно, не зная чего-то, не ломать голову в догадках, а сразу представить о чем идёт речь. При этом рассказ не перегружен разными наукообразными подробностями, от которых я, при всей своей любознательности, в подобных случаях начинаю мысленно зевать. Это чудо!

  • молодец !!!! всегда классные отчеты !

  • С большим удовольствием прочитала Ваши заметки еще в ноябре! А что с продолжением? С Кенигзее? Я не нашла или пока еще просто нет?

  • С Кёнигзее немножко застопорилось((( Спасибо, Любовь, что поторопили!

  • Буду ждать!))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *