Конец барона фон Тренка

В очерке «Музыка в Венеции» я упоминала о том сильном впечатлении, которое произвел на меня роман «Консуэло» блистательной Жорж Санд.

(Этот портрет любимой писательницы висит над зеркалом в гостиной ее имени в музее Романтической Жизни в Париже

о нем я тоже непременно расскажу). Один из героев романа – барон Фридрих фон Тренк, храбрый и благородный молодой человек, помогающий Консуэло во всех ее злоключениях. Кажется, автор несколько романтизировала своего персонажа: история говорит о нем скорее как об авантюристе. Как бы то ни было, судьба его печальна: он поддержал Великую французскую революцию, за что и был впоследствии гильотинирован революционерами – ситуация до боли знакомая. Еще в молодости он подвергался гонениям со стороны Фридриха Великого. По версии Жорж Санд, причиной тому была его неземная взаимная любовь к принцессе Амалии, сестре короля. Но есть и иная версия: он был заточен в тюрьму за связь со своим кузеном Францем фон Тренком, служившим при австрийском дворе.


Этот последний тоже фигурирует в книге — под именем Тренк Пандур – о нем и пойдет речь в моем несколько мрачном рассказе.

«Тренк Пандур, — сказано в комментариях к «Графине Рудольштадт», второй части дилогии о Консуэло, — Франц фон Тренк (1711—1749), австрийский авантюрист, двоюродный брат Фридриха фон Тренка. Командовал пандурами — нерегулярными пехотными отрядами, формировавшимися в подвластных Габсбургам Венгрии и Хорватии».

В молодости барона был любопытный для нас эпизод: семнадцати лет поступив на службу в имперскую армию, он за свой необузданный нрав был вскоре уволен и отправился служить ротмистром гусарского полка в Россию. Но и в России за нарушения субординации предстал перед судом и был приговорён к нескольким месяцам принудительных работ в киевской крепости (интересно, в какой?), после чего вернулся в своё поместье в Славонии (область Хорватии).
Разрешение набрать пандурский корпус Франц фон Тренк получил от императрицы Марии Терезии


в 1740 году, с началом Войны за австрийское наследство. Он должен был вооружить пандуров за свой счёт, что и сделал, и возглавить поход на Силезию. Численность войска составляла около пяти тысяч человек. Использовалось оно в качестве авангарда армии и прославилось как своей отвагой, так и жестокостью по отношению к гражданскому населению. В «Консуэло» все говорят о нем с ужасом. И, видимо, его имел в виду Пикуль в повести «Пером и шагой», хотя и описывал более поздние события:

«Совсем неожиданно, глубоким обходным рейдом, кроаты Марии Терезии вышли к незащищенной прусской столице. Грабеж и дикая резня привели берлинцев в трепет».

Характер Франца со временем не менялся: он был все такой же буян и то и дело попадал в сложные и конфликтные ситуации. Спустя год после заключения Фюссенского мира между Австрией и Баварией, в 1746 году он вновь предстал перед судом по обвинению в жестокости, неповиновении и несоблюдении субординации, разбое и мародерстве. На судебном заседании Тренк набросился на председательствующего судью и в конечном итоге был приговорён к смертной казни. Однако Мария Терезия помиловала его, и он был отправлен на пожизненное заключение в крепость Шпильберк в Брюнне – так тогда назывался Брно.
Сегодня крепость эта, возвышающаяся над городом, видна почти отовсюду: вот ее вид с площади Коменского.

А вот – из Денисовых садов.

Еще я снимала ее в разное время суток с одного и того же места (приятно, черт побери, ощущать себя Клодом Моне перед Руанским собором или Камилем Писсарро перед авеню де л’ Опера в Париже!) 🙂


так, вероятно, дни сменяли ночи для бедного узника на протяжении трех лет, и все они были похожи друг на друга.
В путеводителе по Брно, в Брно же и изданном, сказано, что крепость, или замок, или град Шпильберк


был основан в середине XIII века Пржемыслом Отакаром II для охраны Чешского государства и города Брно. Впервые он упоминается в 1277 году. Благодаря выгодной стратегической позиции, особенно проявившейся во время шведской осады 1645 года, замок в XVII – XVIII столетиях превратился в самую мощную военную крепость Моравии. В 1783 по указу императора Иосифа II он был превращен в тюрьму для самых опасных преступников, а вскоре – для политических заключенных, которых свозили сюда со всех концов империи Габсбургов. (Значит, наш барон, оказавшийся в заточении в 1746, был одной из первых ласточек!) Именно тогда Шпильберк приобрел репутацию самой суровой тюрьмы Европы и прозвище «Темница народов».
Военное значение замок утратил во время наполеоновских войн: в 1809 году французская армия уничтожила значительную часть военных укреплений (не только в Москве постарались: братьев-славян тоже не забыли). Наполеон лично отдал приказ взорвать крепость. После ликвидации тюрьмы Шпильберк служил казармой.


Однако еще дважды он дал о себе знать как о месте страданий и неволи: в годы Первой Мировой войны, когда здесь были заточены противники австрийского режима, и во время нацистской оккупации Чехословакии. Сегодня в крепости Музей города Брно. Над ней реет флаг города: две красные и две белые полосы.


Белые полосы напоминают о том, что Брно возник у слияния рек Свратки и Свитавы: поскольку Свратка шире Свитавы, то и полосы имеют разную ширину – верхняя уже, нижняя шире.
С горы открывается вид на город.


У подножия крепости раскинулся парк, созданный по указу брненского старосты Кристиана д’Эльверта.

Есть в замке и милое кафе.

И все же все здесь напоминает о давних жутковатых временах. Замок обнесен несколькими рядами мощных крепостных стен,

с узкими бойницами,

окружен системой рвов,


в него ведут не слишком гостеприимные ворота.

Эти, главные – не вполне средневековые: надо сказать, что в XVII – XVIII веках замок был значительно перестроен в стиле барокко. Украшает ворота двуглавый орел – герб Австро-Венгерской империи.

Барочные ворота с орлами можно увидеть и внутри крепости.



Собственно замок

представляет собой внушительное здание с внутренними дворами,



соединенными переходами.

В одном из дворов находится один из самых глубоких колодцев в Чешской республике.

Он уходит на 114 м ниже уровня дна реки Свратки.
На башне

звонят пятнадцать колоколов – в начале каждого часа они играют одну из тридцати двух разных мелодий. Все это очень интересно, но у колокольни стоит караульная будка,

такие же можно увидеть и во дворах.

Они напоминают о заключенных, также как решетки на окнах.


Но особенно наводят на тяжелые мысли казематы —


именно в них коротал свои последние дни наш пленник. Казематы были встроены в 1742 -1745 годах в южный и северный рвы крепости. Вначале их двухэтажные коридоры служили складами, а также использовались как убежища для военного гарнизона в случае пушечной атаки. Затем были переделаны в тюрьму. Первые посетители смогли заглянуть в казематы в 1880 году. Масштабная реконструкция коридоров вернула им былой вид тюрьмы XVIII века.
Как, должно быть, томился мятежный барон, как жестоко расплачивался за приписываемые ему зверства в этих мрачных подземельях,

освещенных тусклыми фонарями.

Ни тебе пройтись вдоль стен,

ни полюбоваться деревьями,

ни взглянуть на синее небо над ними.

14 октября 1749 года узник скончался. Согласно его последней воле, он был погребен в крипте церкви Обретения Святого Креста, в монастыре капуцинов. Из одного подземелья мирно перекочевал в другое.
Если стоять лицом к этой церкви на Капуцинской площади,

то слева от нее будет вход в крипту (гробку).

Пройдя узким коридором,

меж глухих и высоких каменных стен,

попадаешь в очаровательный дворик.

Однако уже здесь, среди цветов и хвои,

вспоминаешь о смерти.

Здесь находится вход в крипту.

Спускаешься на несколько ступенек вниз и оказываешься в окружении мертвецов. Ангел назидательно указывает на латинскую надпись: «Так проходит мирская слава».

Вот и наш бедный барон!

Крышка гроба прибита к стене,

над гробом портрет барона.

А вот что осталось от несчастного.

Дело в том, что система вентиляции в колоннах церкви, свободно проходящий в ней воздух в сочетании с подходящей структурой почвы позволяли мумифицировать покойников естественным путем. Таким же образом здесь похоронены члены Ордена капуцинов, его меценаты, местные графы и другие выдающиеся личности. Последнее захоронение относится к 1780 году.
Да вот только осталось ли ЭТО от нашего героя? Существует легенда, что голова его была преподнесена Марии Терезии как доказательство его смерти. Затем ее должны были вернуть в крипту, но этого не произошло, так как голову где-то потеряли. По другой версии, ее украл из гроба некий охотник за диковинками или неизвестный капуцин, и сейчас в гробу лежит голова другого человека. Аргументом в пользу этой теории служило то, что голова сохранилась хуже тела. Словом, много лет голову барона считали головой не барона. Однако проведенные в 1998 году исследования доказали, что все останки принадлежат одному человеку, и перед нами действительно легендарный барон Франц фон Тренк. Да, так проходит мирская слава…

Каталог статей Марины Кедреновской.

Комментарии 4

  • Марина, потрясающая, леденящая кровь история. Вдвойне интересно, что рассказ о замке великолепно переплетён с жизненной историей и расплатой по заслугам. И град Шпильберг ожил и с бароном познакомились. Спасибо!
    Я оценила параллель с несчастным Саввой Морозовым.
    Литературные и художественные нотки тоже замечательно вписались в повествование. «Ай да Пушкин…»

  • Спасибо, Татьяна! Всегда хотела написать детектив. Может, так постепенно, через замки да подземелья, и до этого жанра доберусь) Рада, если было интересно.

  • Очень интересная статья. Действительно, как детектив прочитала. Спасибо огромное.

    • Оксана, автор статьи, Марина Кедреновская, подумывает о написании настоящего детектива. Думаю, жанр исторического триллера ей вполне по силам! Я сама с большим удовольствием следила за авторскими расследованиями.

Слово молвить