Русская Германия. Баденвейлер

Марина Кердреновская, автор музыкально-театрального эссе о Праге рассказывает о немецком городке Баденвейлер, в котором закрылись глаза великого русского писателя. 

Не так давно я побывала в очаровательном немецком городке Баденвейлер, печально знаменитом тем, что в нём 2 (15) июля 1904 года скончался Антон Павлович Чехов. Впрочем, городок не так уж и знаменит: я заметила, что многие люди, объявляющие себя страстными поклонниками Чехова, как русские, так и французы, вообще не знают, что автор всемирно известных пьес умер в Германии. Наверное, это не так уж важно: ведь главное для писателя — его творчество. Есть даже направление в современной философии, согласно которому произведения живут отдельно от автора, а до последнего никому и дела быть не должно. Я привыкла считать иначе.

Оказываясь в городах, где протекала жизнь гениальных и любимых мною людей  (а в Баденвейлере ведь была не только смерть, но и кусочек жизни), я всегда испытываю особое волнение. Стараюсь разыскать дома, кафе, скамейки – словом все, к чему прикоснулся великий. Так и сейчас, едва приехав, с бьющимся сердцем бросилась на поиски «святынь».
По счастью, первыми людьми, которые мне встретились, была небольшая компания русских, рассматривавших витрины магазинов. Это были явно отдыхающие, причем отдыхающие не первый день: Баденвейлер – и сейчас курортный городок, окруженный горами, с прекрасным воздухом и большим спа-центром.
— Здравствуйте! – сказала я. – Подскажите, пожалуйста, где здесь места, связанные с Чеховым?
— С чехами? – удивились русские. – С какими чехами?
Я более четко повторила вопрос.
— Ах, с Чеховым… так он здесь жил.
После долгих выяснений соотечественники указали мне на невысокое, но большое по площади современное здание.
— Так вот же. Здесь бывают концерты.

Здание оказалось Чеховским культурным центром, где действительно проходят литературные и музыкальные концерты, чеховские чтения, спектакли по пьесам Антона Павловича. К тому же в нем есть небольшой литературный музей «Чеховский салон» — единственный на Западе музей, посвященный Чехову.

Смотритель музея, очень интеллигентный старичок, выдал мне и моим друзьям программу мероприятий на целый год. Было ясно, что местные жители очень чтут русского писателя.

Как следует из предыдущего абзаца, я была в Баденвейлере с друзьями. Приехали мы на машине, которую сразу оставили на подземной стоянке, найденной по указателю, и дальше полдня перемещались по городу пешком. Сам Антон Павлович характеризовал Баденвейлер как «хорошее местечко, теплое, удобное для жизни, дешевое…» — охотно соглашусь со всем, кроме, пожалуй, дешевизны. «Масса зелени, впечатление гор, очень тепло, домики и отели, стоящие особняком в зелени» — к этому описанию нечего и добавить.

Когда позже я спросила у одного из друзей: «А помнишь, как мы ездили в Баденвейлер?», он по обыкновению ответил: «Нет, не помню». Я не удивилась, так как знаю, что друг страдает тяжким склерозом.
— Ну как же! – терпеливо продолжала я. – Это где умер Чехов!
— А, конечно помню! – радостно воскликнул друг. – Мы еще были на его могиле!

Надеюсь, у читателей память лучше, и они-то знают, что Чехов похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве, куда его тело доставили в вагоне-холодильнике с надписью «Свежие устрицы». А то, что мой друг запомнил как могилу, — на самом деле памятник, установленный в парке, высоко над городом — мы долго карабкались к нему по очень живописным тропинкам.

Чехов на нем грустный и без очков – мы-то привыкли видеть его в очках, таким, как на портрете, висящем в Третьяковке, работы Браза. Известно, что сам писатель очень не любил этот портрет.
У подножия памятника доска: на этом месте русские друзья Чехова, в том числе Станиславский, установили ему первый памятник в 1908, а во время Первой мировой войны он был переплавлен на военные нужды.

За памятником видна крепостная стена:

Баденвейлер – город очень старинный, известный как курорт еще с римских времен. В самом городе сохранились римские развалины.
В этом парке гулял и Антон Павлович: приехав в Баденвейлер, он, смертельно больной, вдруг почувствовал себя лучше, был настроен оптимистично и писал друзьям: «Здоровье мое поправляется, входит в меня пудами, а не золотниками. Ноги уже давно не болят, словно и не болели…»

Из парка открываются чудные виды на городок и его церковь – должно быть, Антон Павлович успел полюбоваться ими.

Спустившись от памятника обратно в город, мы добрались до виллы Фридерика, где писатель прожил чуть меньше месяца и где скончался. «Я живу в небольшом особняке-пансионе, с массой солнца… и великолепнейшим садом… В доме и вне дома ни звука, только в 7 час. утра и в полдень играет в саду музыка, дорогая, но очень бездарная.» Более подробно об укладе жизни на вилле и вообще о том, последнем, периоде жизни Чехова можно прочитать в его немногочисленных письмах, отправленных из Баденвейлера друзьям и сестре Маше. Теперь в бывшем пансионе санаторий для раковых больных – жизнь изменилась, болезни стали другими, а горя людского не убавилось!
Когда мы оказались возле виллы, почти совсем стемнело, и фото ее получилось ужасным.

Поясню на словах, что на балконе номера Чехова, скрытом за кустами, висит мемориальная доска, рядом на стене – круглый медальон с его портретом, а перед зданием установлен современный памятник «Чайке». Из-за темноты мы практически не увидели еще один мемориал – прудик в саду, недалеко от виллы, по которому плавают два черных лебедя.
Вечером мы помянули Антона Павловича в одном из многочисленных местных кабачков:

пили вино, ели сыр Мюнстер, сервированный разными способами,

картофельный и гороховый супы.

И опять приходят на ум слова из баденвейлерских писем: «Кормят добросовестно, даже очень».

Впрочем, следующая фраза из того же письма такая: «Но воображаю, какая здесь скучища вообще!» И еще — из письма, написанного через неделю: «Что за отчаянная скучища этот немецкий курорт Баденвейлер!»

Мы пробыли там слишком мало, чтобы составить собственное мнение на этот счет.
Из писем известно, что перед приездом в Баденвейлер, Чехов провел три дня в Берлине.

Берлин

И что супруга его, Ольга Леонардовна, ездила из Баденвейлера в Базель лечить зубы

Базель

и во Фрайбург, чтобы заказать для мужа фланелевый костюм, который, увы, не понадобился.

Фрайбург

Возможно, когда-нибудь я напишу и об этих очень полюбившихся мне городах. А пока хочу закончить еще одной цитатой из тех же писем: «Не чувствуется ни одной капли таланта ни в чем, ни одной капли вкуса, но зато порядок и честность, хоть отбавляй. Наша русская жизнь гораздо талантливее…»

©Марина Кедреновская

Другие статьи Марины Кедреновской:
Чехия. По следам Дворжака
Прага. Прогулка по Новому месту
Прага
Прага. Очарование Малой Страны
Льеж
Бавария. Бад Райхенхаль
Бавария. Кёнигзее
Мюнхен
Русская Германия. Баденвейлер
Бавария. Кёнигзее
По следам Гёте: Германия. Франция. Чехия
Элваш
Памяти коллеги
Памяти коллеги-II
Памяти коллеги III
Про Кремль
Ночная потеря в метро
Нарочно не придумаешь. Рабочие моменты гида-переводчика

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 4

  • Большое спасибо за рассказ о Баденвейлере! Очень надеялась во время новогодней поездки заехать туда — не случилось: зимний день короткий, ограничились Фрайбургом.
    Гористо, лесисто, но, наверно, действительно, скучновато, если долго там находиться.

  • Елена, очень рада, что Вам понравился рассказ, и надеюсь, что Вам еще удастся побывать в Баденвейлере. Также очень рекомендую Базель. Говорят, там открылся после ремонта Художественный музей, который мне, из-за ремонта же, не удалось посетить. Там есть картина Гольбейна «Положение во гроб», поразившая князя Мышкина. Но насчет открытия музея лучше уточнить. А в Баденвейлере я бы с удовольствием пожила — почитала, пописала, перемежая литературные занятия прогулками и купаниями в замечательном спа-центре. Главное — чтобы пребывание не было связано с болезнями и чтобы можно было самой решать, когда уезжать. Наскучило — собралась и уехала.

  • В Базель заезжала — буквально, на несколько часов. Красивый город, при случае надо будет познакомиться получше. И в музей обязательно сходить.

  • Я тоже хочу вернуться в Базель, и не только ради музея. Центр города, собор, набережные Рейна очень хороши! Скоро думаю и о Базеле написать. Спасибо за стимул!

Слово молвить