Арбат-II

Продолжаем нашу прогулку по Арбату. На чётной стороне улицы стоят подряд три типичных арбатских дома. Дом № 28 построил архитектор Остроградский в 1903 году для потомственного почётного гражданина Скворцова. После 1917 года здесь были коммуналки. В начале 20-х годов на первом этаже устроили магазин «Медицинская пиявка». В 1926 году на основе магазина открылась лечебница, постепенно занявшая весь дом. В 70-80-х годах прошлого века в доме помещалась платная поликлиника, что было почти невероятным в советской Москве, а теперь здесь российско-итальянский медицинский центр.


Соседний дом 1904 года принадлежал купцу Титову. Его построил малоизвестный архитектор Боборыкин. В нём чуть ли не с довоенных времён находится зоомагазин,  когда-то единственный в Москве. Вот как об этом магазине писала Агния Барто:
На Арбате в магазине
За окном устроен сад
Там летает голубь синий
Снегири в саду свистят

Следующий дом №32 совершенно не похож на своих соседей. Он скорее напоминает миниатюрный ГУМ, только без башенок. Построил это здание архитектор Кошечкин в 1898 году для блестящего адвоката Александра Ивановича Урусова. Князь Урусов сам жил в этом доме и сдавал остальные помещения внаём. Он прославился, выступая в качестве защитника на процессах против народовольцев, нигилистов и прочих антиправительственных элементов. Власти даже запретили Урусову на некоторое время заниматься адвокатской практикой.

Кривоарбатский переулок (или, по-старинному, Кривой) застроен многоэтажными зданиями. Справа остаётся ограда бывшего имения Бобринских, в котором уже почти 100 лет располагается московская военная прокуратура.

Ограда в Кривоарбатском размалёвана поклонниками Виктора Цоя.

Напротив – семиэтажный жилой дом, возведённый почти одновременно с домом № 35 по Арбату – в 1912 году. Его строил Эрнест Карлович Нирнзее – немецкий архитектор, способный компилятор из альбомов и архитектурных увражей, владелец самого высокого дома досоветской Москвы в Б.Гнездниковском пер. Здесь, в Кривоарбатском, жил писатель Андрей Некрасов, автор «Приключений капитана Врунгеля».

Соседний участок относится к поликлинике администрации президента, также, как и бывшие жилые дома №№ 9 и 11.  Их построили Николай Григорьевич Фалеев для домовладельца Желябужского и Николай Иванович Жерихов для Зайченко.

Соседний дом №11 относился к 1910 году, его снесли в 80-е годы и недавно воспроизвели в прежнем виде по проекту всё того же Жерихова. В этом доме в 1911 году жила Марина Ивановна Цветаева.

Дома №№ 9 и 11 по Кривоарбатскому переулку

Дом № 6-8  — современный, клубный, насчитывает всего девять квартир. Называется не очень вычурно: «Староарбатский дом».

Рядом стоит настоящий шедевр конструктивизма. Это собственный дом архитектора Константина Мельникова. По воспоминаниям современников этот дом воспринимался как «нечто круглое, дырявое и голое». Дом представляет собой два цилиндра, врезанных друг в друга. Фасадная часть первого цилиндра срезана и закрыта стеклянным экраном. Перекрытий и опор в доме нет. Он сложен из кирпича с ромбовидными отверстиями. Некоторые из этих отверстий закладывались в процессе строительства,  другие использовались как ниши или окна. Константин Мельников закончил свой дом в 1929 году.  В сталинское время постройки архитектора подвергались уничижительной критике, как проявление «формализьма». Сейчас этот дом считается одним из высших достижений конструктивизма, символом творческих исканий Константина Мельникова. К сожалению он находится в аварийном состоянии.

К конце Кривоарбатского на пересечении с Плотниковым переулком стоят старинные и новые многоэтажные дома. По нечётной стороне это бывшая женская гимназия Хвостовой, построенная в 1910 году архитектором Стеженским. В первые годы советской  власти здесь была 7-я опытная школа. В ней учились  будущий гениальный математик, президент РАН Мстислав Келдыш и советский писатель,  автор романа «Дети Арбата»Анатолий Рыбаков.

Следующие здания весьма заурядны. Жилой дом  №19 1909 года постройки, позже надстроенный на 2 этажа, возвёл архитектор Пиотрович. Соседний угловой дом, выходящий в Плотников переулок, построен в 1913 году архитектором Висневским.
Дом № 14 современный, в нём находится полицейский участок, соседний дом жилой 1998 года. С удивлением узнал из сайта торговцев недвижимостью, что это, оказывается,  «дореволюционный особняк» после реконструкции 🙂 .

«Дореволюционный особняк» с точки зрения риэлтеров. Палевый дом на заднем плане действительно дореволюционный. 1913 год, архитектор Висневский.

Мы вышли к концу Плотникова переулка. Здесь стоит здание Анастасьинской рукодельной школы, с советских времён занятое детским садом. Его  построил Адольф Норбертович Зелигсон.

Рядом с ним ещё один доходный дом, построенный архитектором Бегичевым в 1906 году. В нём жил писатель Андрей Белый.


Возвращаемся на Арбат к его пересечению с Плотниковым переулком. Недавно здесь появился памятник Булату Окуджаве (скульптор Франгулян, архитектор Попов). Памятник открыли  8 мая 2002 года. Это связано с днём рождения знаменитого московского поэта и его фронтовой биографией. Булат Шалвович

Окуджава родился 9 мая 1924 года. Во время Великой Отечественной Войны он три года воевал с фашистами. По своим фронтовым воспоминаниям Окуджава написал сценарий доброго, немного смешного и, к сожалению, грустного фильма «Женя, Женечка и Катюша». Этот фильм настолько не вписывался в «генеральную пропагандистскую линию», что почти 20 лет пролежал «на полке».  Большая часть жизни поэта прошла на Арбате в доме № 43. Когда Окуджава получил новую квартиру, то это его не сильно обрадовало:
Я выселен с Арбата
Арбатский эмигрант
В Безбожном переулке
Хиреет мой талант…
Вообще об Арбате, даже нынешнем, испорченным рекламно-едальной шелухой, хочется говорить стихами Окуджавы:
Ах Арбат, мой Арбат, ты – моё Отечество
Никогда до конца не пройти тебя.
По замыслу авторов Булат Окуджава как бы выходит на Арбат из своего дворика. Бронзовые арки – это арбатские подворотни, а лавочки и столик типичны для московских дворов как 30-х, так и 60-х годов прошлого века.


Угрюмый, серый, тяжеловесный дом, стоящий слева от памятника Окуджаве, типичен для советской архитектуры. Не знаю почему, но советские архитекторы обожали этот мрачный цвет. Дом стоит на месте снесённой церкви Николы в Плотниках (третьего арбатского Николы на нашем пути).

Церковь, построенная в Государевой плотничьей слободе в 70-е годы XVII века, несколько раз перестраивалась. В конце XVIII века возвели стройную трёхъярусную колокольню. Прихожанами этой церкви были маленький Саша Пушкин (в 1807 году Сергей Львович и Надежда Осиповна жили в Кривоарбатском переулке), славянофил Алексей Степанович Хомяков, в 20-е гг XX века – художник М.В.Нестеров, сделавший сюда вклад в виде Распятия своей работы.

Храм разрушили в 1932 году и 3 года спустя построили дом для потомков «Пушкина и Толстого» (архитектор Поляков). Здесь же жили архитектор Гельфрейх, полярник Иван Дмитриевич Папанин, писательница Мариэтта Шагинян.


Справа от памятника стоит бывший дом причта церкви Николы в Плотниках. В 1910 году архитектор Холмогоров построил здесь четырёхэтажный дом для служителей арбатских церквей. В советское время в нём были коммуналки. В 1941 году, накануне войны дом надстроили на два этажа для работников наркомата вооружений. Для них построили большие однокомнатные квартиры, которые сами жильцы впоследствии перегородили, сделав из них двух и трёхкомнатные.

Бывший дом причта арбатских церквей (№47) и соседний дом №49.

Напротив памятника видны дома 42, 40 и 38 по Арбату. Дом 42, благодаря своему заброшенному виду, производит впечатление очень старой постройки. На самом деле ему нет ещё и 30 лет. Это один из первых московских муляжей на месте исторического здания. Разрушитель старой Москвы, Лужков, приобрёл свой богатый опыт «реставраций со сносом» ещё в советские времена. Дом забросили после «маленькой победоносной войны» с одной строптивой горной страной. Здесь находился культурный центр Грузии, с которой у России сейчас весьма натянутые отношения. Это копия старинного деревянного особняка, снесённого в 80-е годы. По преданию в доме, стоявшем на этом месте, Наполеон провёл свою первую ночь после вступления Великой армии в Москву 2 сентября 1812 года. На самом деле дом был послепожарным, принадлежал он капитанше Евдокии Хвощинской. В 70-е годы XIX века архитектор Александр Степанович Каминский перестроил его в модном тогда стиле эклектики.


Здания под №№ 40 и 38 –это  типичные доходные дома начала прошлого века. Дом № 40 построен Иваном Андреевичем Германом, автором двух десятков доходных домов в Москве, для купца Громова в 1910 году.

Соседним участком владел купец Чулков. Здесь стоял его собственный двухэтажный дом. В 1901 году Чулков строит 4-х этажный дом по Спасопесковскому переулку 38/1 и надстраивает свой старый дом на углу Арбата до четырёх этажей. Проект выполнил Николай Прохорович Матвеев.

В этом доме жил Борис Константинович Зайцев, последняя крупная фигура «Серебряного века». Здесь бывали Леонид Андреев, Андрей Белый, Константин Бальмонт, Максимилиан Волошин. У Зайцева Иван Андреевич Бунин познакомился со своей будущей женой Верой Николаевной Муромцевой. В 1922 году, заболев брюшным тифом, Зайцев получил разрешение на выезд за границу на лечение. Умер он в эмиграции в 1972 году.

Дом № 38 по Арбату(ярко-красный). Справа дом № 1/38 по Спасопесковскому переулку (розовый)

Старинная усадьба №36, построенная во 2-й половине XVIII века – это один из самых старых домов на Арбате. Как и большинство допожарных московских домов, он многократно перестраивался и менял владельцев. В числе его хозяев был Иван Яковлевич Тестов, владелец знаменитого «Тестовского трактира» на Театральной площади.


А теперь ненадолго уйдём с Арбата в Спасопесковский переулок и на соседнюю Спасопесковскую площадку. Ведь Арбат — это не только улица, но и прилегающие к ней причудливо изогнутые переулки.

Спасопесковский переулок назван по уцелевшей до наших дней церкви Спаса на Песках. В XVII веке здесь находилась стрелецкая слобода, жители которой и поставили деревянный храм Спаса Преображения. Случилось это не позднее 1643 года, ведь под этой датой храм впервые упоминается в писцовых книгах.
В 1711 году на месте ветхой деревянной церкви поставили каменную в традициях московского зодчества времен Алексея Михайловича. Эта церковь стала широко известна благодаря пейзажу Василия Дмитриевича Поленова «Московский дворик». Художник написал своё знаменитое полотно в 1878 году, оно находится в ГТГ. Глядя на эту картину, можно представить, насколько необратимо изменилась Москва за последние 130 лет.

Церковь знаменита и тем, что это один из четырёх московских храмов, в чьи колокола звонил знаменитый Константин Сараджев. Храм закрыли в 1931 году, но, к счастью, только испортили, не снеся полностью. В 1991 году церковь вернули православным, однако ещё два года в ней оставались мастерские киностудии «Союзмультфильм».

За церковью находится сквер, устроенный ещё в 1871 году. Старожилы звали его «Кружок». Двадцать лет назад в сквере была поставлена камерная, изящная статуя А.С.Пушкина (ск. Ю.Динес).

Сквер разбит на средства владельца старинной усадьбы под №8 Н.А.Львова. Это послепожарный деревянный дом, когда то принадлежавший поручице Щепочкиной, перестроенный в 1884 г.

На фото усадьба Н.А.Львова. Бомжи случайно попали в кадр.

Самое интересное и роскошное здание Спасопесковской площадки это «Спасо-хаус» — резиденция посла США с 1933 года. Особняк в стиле неоампир возвели в 1910 году. Его построили известные архитекторы Владимир Маят и Владимир Адамович для Николая Александровича Второва, сына иркутского купца. Второв был настоящим русским капиталистом: золотопромышленник, мануфактурщик, банкир, основатель завода «Электросталь», акционер АМО, выдающийся организатор производства. За деловую хватку он получил прозвище «русский Морган». В 1918 году Второв был убит при таинственных обстоятельствах. По одной версии это были бандиты, согласно другой – его побочный сын из личной неприязни, поскольку хотел обеспечить мать и иметь возможность учиться.

Второва хоронили не только представители «недобитой буржуазии», но и рабочие с его национализированных заводов. Последние несли венок с надписью: «Великому организатору промышленности». После гибели Второва, особняк национализировали. В нём некоторое время жил большевистский наркоминдел Георгий Чичерин.


TEXT.RU - 81.32%
С 1933 года, когда были установлены дипломатические отношения между США и СССР, в особняке устроили резиденцию посла США. Американцы поражали тогдашнюю Москву невероятными праздничными приёмами. М.А.Булгаков, побывавший однажды на таком приёме, позже использовал свои впечатления в романе «Мастер и Маргарита» в сцене бала сатаны.
Будучи в Москве с визитами, здесь останавливались Дуайт Эйзенхауэр, Ричард Никсон и Рональд Рейган. Из множества шпионских историй, связанных с эти особняком,  наиболее любопытна следующая. Сталин преподнёс послу Авереллу Гарриману искусно сделанный деревянный герб США. Посол распорядился поместить его над своим столом в кабинете Спасо-Хауса. Долгое время никто не догадывался, что в гербе был спрятан «жучок», т.е. микрофон с радиопередатчиком. Смерш, позже КГБ, прослушивал американского посла с 1946 по 1952 год.


Три скромных дома на северной стороне Спасопесковской площадки – это бывшие дома причта церкви Спаса на Песках. Самый старый одноэтажный деревянный, насчитывает более 160 лет (1836 год). Правый каменный, изначально одноэтажный, построен в 1899 и надстроен в 1905 году. В 1910 архитектор  Холмогоров построил левый каменный дом в три этажа, надстроенный в советское время.

В 30-40 годы в Москве очень увлекались надстройкой капитальных домов начала ХХ века. Ещё один надстроенный дом стоит на углу Карманицкого переулка (1903 год, архитектор Сергей Флегонтович Воскресенский). Он строил доходные дома, перестраивал церкви. Ему удалось поработать и после 1917 года, хотя в 1922 году его арестовали за антисоветскую агитацию – архитектор выступал против изъятия церковных ценностей.

Карманицкий переулок прежде звался Большим Толстовским, его переименовали в 1922 году, опасаясь путаницы с улицей Льва Толстого. Это было старинное название, однако происхождение его неизвестно.
Дворами выходим на Арбат к дому № 49. Это заурядный дом 1903 года постройки, изначально четырёхэтажный. В 1938-40 годах архитектор Френкель надстроил его и подвёл под общий карниз с уже знакомым нам угловым домом причта церкви Николы в Плотниках. Дом № 51 когда-то был самым высоким на Арбате. Правильнее сказать, здесь целых три дома, стоящих один за другим. Их дворы напоминают (но не являются по сути) петербургские дворы-колодцы. Дом построили в 1910-11 годах для купца Панюшева, возможно по проекту архитектора Иванова-Терентьева. Огромный для своего времени дом в стиле  «рационального модерна» или протофункционализма нелестно сравнивали с казармой и муравейником.

На фасаде несколько мемориальных досок, одна из которых посвящена забытому пролетарскому композитору Давиденко. Он прославился агитационными песнями, наиболее известной из них была песня о конфликте на КВЖД: «нас побить, побить хотели» Она настолько надоела, что Илья Ильф написал на неё блестящую пародию:
Два певца на сцене пели
Нас побить, побить хотели
Так они противно ныли
Что и вправду их побили.
Давиденко умер в 1934 году в возрасте 35 лет сразу после первомайской демонстрации, в которой принял активное участие.
Самый известный жилец этого дома – писатель Анатолий Рыбаков. В этом доме происходит действие романа «Дети Арбата» и его ранней повести «Кортик». Анатолий Рыбаков жил здесь с 1911 года, в 1933 году, будучи студентом МИИТа, был арестован по ст.58 и сослан на 3 года. После этого он не имел права жить в городах с паспортным режимом. Писать начал после войны и, даже, получил сталинскую премию за роман «Водители». Рыбакову самому довелось поработать шофёром, инженером в АТП, воевал он в автомобильных частях.
Роман «Дети Арбата» он написал в 60-е годы, но напечатали его только в 80-е, во времена горбачёвской гласности и перестройки.


Ближе к концу Арбата сохранилась пара старинных усадебных домов. Участок №44 занят бывшим домом Тургенева, деда писателя. Это один из старожилов Арбата, стоящий здесь с середины XVIII века. Предпоследняя реконструкция дома пришлась на 1909 год. Тогда его поделили на квартиры, в одной из которых жил военный разведчик Медведев, автор шпионской повести о Великой Отечественной войне «Это было под Ровно». Несколько лет назад во время последней реконструкции дом целиком переделали под «Хард-рок кафе».


Дом № 53 тоже старинный. В его основе палаты середины XVIII века, надстроенные в конце того же столетия. Принадлежал он коллежскому асессору Никанору Никаноровичу Хитрово. В советское время здесь были коммуналки, дом перестроили до неузнаваемости. Здесь была единственная московская квартира Пушкина. Поэт снял этот особняк после женитьбы на Натали Гончаровой. Чета Пушкиных жила в доме на Арбате совсем недолго, с 18 февраля до середины мая 1831 года.


«В Москве живи не как хочешь, а как тётки велят, – писал Пушкин своему другу Плетнёву, – тёща — та же тётка». Поэтому в мае 1831 года Пушкин с женою перебрались в Петербург.
В 80-е годы прошлого века дом был реставрирован. В нём открыли мемориальный музей-квартиру Пушкина на Арбате. Напротив, на 200-летие со дня рождения Пушкина, установили скульптурную композицию, созданную Александром Бургановым. Он запечатлел эту поразительную пару: высокую, стройную, очень красивую девушку и великого поэта, «потомка негров безобразного», ниже её на 9 сантиметров и старше на 13 лет.


Последний интересный дом в конце Арбата носит №55.  Когда-то здесь была гостиница и меблированные комнаты.  Архитектор Арсеньев перестроил его из старинных палат XVIII столетия в 1876-77 годах. В советское время дом надстроили 4-м этажом. В конце XIX века университет снимал часть дома для своих профессоров, почему его и называли «профессорским домом».
В квартире профессора математики Николая Бугаева жил его сын Борис – знаменитый поэт-символист Андрей Белый. У Андрея Белого собирался кружок символистов «Аргонавты». Здесь бывали Брюсов, Блок, Мережковский, Зинаида Гиппиус, художник Борисов-Мусатов. В квартире этажом ниже, где жила семья профессора Михаила Соловьёва, сына знаменитого историка С.М.Соловьёва, его сын Сергей, поэт-символист, придумал псевдоним для Бориса Бугаева – Андрей Белый.

Вот мы и прошли всю улицу, заглянув в близлежащие переулки. Начало прогулки в первой части — АРБАТ. В следующий раз мы отправимся на Поварскую улицу.

Приглашаем на пешеходные экскурсии по Москве, разработанные автором этой статьи.
TEXT.RU - 88.34%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии 1

Слово молвить