Аббатство Фонтевро

Знаменитое аббатство Фонтевро находится в долине Луары на стыке трёх старинных французских провинций: Турени, Анжу и Пуату. Монастырь стоит на древнем галло-римском торговом пути, в местности, богатой деревом, известняком и источниками воды. К югу от обители по сей день простирается лес, носивший в древности страшное название «Tranche-col», что означает «Головорез».  Всё это и предопределило появление здесь монастыря.
Крупнейший во Франции монастырский ансамбль обнесён стеною. Она не имеет отношения к аббатству, это ограда тюрьмы, существовавшей здесь с 1804 года. Комплекс Фонтевро включал в себя 4 монастыря. Если внушительная Большая Обитель — местожительство Матушки Аббатисы и около 300 сестёр — сохранилась до наших дней вместе с общиной Сен-Лазар, переделанной в гостиницу, то от общины Мадлен сохранились лишь руины. Они спрятаны внутри тюремных построек. От мужского монастыря Сен Жан де л’Аби не осталось ничего. Он находился позади аббатства, рядом с нынешним кладбищем. Память о нём сохранилась лишь на старинных картинах с видами Фонтевро.  Аббатство оставалось самой богатой женской обителью во Франции вплоть до революции. Наказы Третьего сословия Сомюра упоминают о непопулярности аббатства, чьи колоссальные доходы ложились тяжким бременем на экономику края. После запрета монашеских орденов в 1792 году, сестёр принудили покинуть аббатство. Что касается монахов, то они внезапно ушли в 1790 году. Постройки обители были проданы как национальное достояние. Всё, что находилось за стенами Большого Монастыря, в том числе мужскую обитель Сен Жан де л’Аби, снесли.
Колоссальный комплекс главного монастыря оставался заброшенным вплоть до приказа Наполеона об использовании старинных монастырских ансамблей Клерво, Мон Сен Мишель и Фонтевро в качестве тюрем. Около 4 тысяч заключенных было сосредоточено там, где прежде жили 300 монахинь. Такое использование имело, как минимум, одно преимущество — оно сохранило уникальный монастырский ансамбль. С 1898 года архитектор Люсьен Мань занялся реставрацией кухонь и покоев аббатисы.
Тюрьма Фонтевро имела репутацию одной из самых суровых во Франции. Писатель Жан Жене, который никогда не был заключённым Фонтевро, сделал её фоном своего романа «Чудо о розе». Вот как он начинает свой рассказ: «Среди всех французских тюрем Фонтевро слывёт самой мрачной». В 1963 году министр юстиции передал монастырь администрации Национальных Памятников,  реставрировавшей ансамбль. С этого года в стенах бывшего аббатства и тюрьмы находится музей.

Посетители попадают в аббатство через парадный двор, устроенный накануне революции.

Вид на монастырские ворота с улицы деревни Фонтевро

Однако здание, в котором находятся кассы, информационный центр и библиотека, полностью перестроено из тюремного корпуса, занятого когда-то комнатами свиданий. Это было единственное место, где узники могли общаться с внешним миром через окошечки.

Истоки

Около 1100 года отшельник Робер, родом из деревни д’Арбриссель на краю Бретани, покидает лес Крон, где он основал первую монашескую общину, чтобы проповедовать искоренение грехов, бедность и презрение к плоти. Робер, будучи сыном священника,  относился к тем молодым приорам, которые воспротивились распущенности нравов и продажности всемогущих церковников. В ту пору святые подвижники основывают новые общины, отличающиеся суровой монашеской жизнью.  Этих «Бедных во Христе» поддерживают просвещённые епископы, озабоченные искоренением греха. Робер был восхищён ораторским даром «Бедных во Христе» и их умением овладевать толпой. Он собрал несколько сотен человек и обосновался вместе с ними в долине Фонтевро в 1101 году на землях графства Анжу, но в епархии Пуатье, чей епископ Пьер был его другом.
В это суровое время перенаселённости, войн и захвата чужих владений многие покидали свои семьи, чтобы служить Богу. В основном это были девушки и женщины, одинокие, покинутые, отвергнутые своими мужьями. В 1104 году соседние епископы приказали Роберу организовать эту массу людей, спавших вповалку в своих шалашах из ветвей деревьев. Они предписали дать членам общины устав и более пристойные условия жизни.
Граф де Монсоро был первым, кто оделил будущую обитель земельными угодьями. Его вдова вместе с другими знатными дамами присоединилась к монашествующим. Они то и возглавили общину, в то время как Робер вернулся к жизни странствующего проповедника. Дочь Фульке V, герцога Анжуйского, отправившегося в 1129 году в Крестовый поход, покинутая жена Вильгельма IX, герцога Аквитанского и, даже, королева Франции Бертрада, после развода с Филиппом I, нашли убежище в Фонтевро. Благодаря богатым вкладам община становится настоящим женским царством.
Вскоре было основано аббатство. Это случилось между 1110 и 1120 годами, в ту пору, когда строились монастыри в Клюни, в Сен Бенуа-сюр-Луар и в Муассаке. Первоначальную маленькую каменную церковь быстро заменили просторным санктуарием, существующим по сей день.

Церковь аббатства Фонтевро

Позади монастырских построек, составляющих «Большую Обитель», был основан особый монастырь «Мадлен», для раскаявшихся грешниц или женщин, бывших замужем, и «лазарет», обитель Сен-Лазар для прокажённых. Мужчины, менее многочисленные и более скромного происхождения, переселились в соседний монастырь Сан Жан де л’Аби, ныне исчезнувший.
В феврале 1116 года, будучи на смертном одре в обители д’Орсан в Берри, Робер д’Арбриссель утвердил правила, уже установившееся в Фонтевро. Взяв пример с Христа, поручившего св. Иоанну во всём слушать Деву Марию, он приказал братии подчиняться аббатисе. Подчинение монахов монахиням было исключительным случаем. В других смешанных монашеских орденах, где женщины преобладали, монахи следовали иному уставу, нежели монахини, и подчинялись своему собственному настоятелю. В этом нововведении долгое время хотели видеть следы преждевременного феминизма, подобно успеху культа Девы Марии и размаху средневековой куртуазной литературы, идеализирующей женщину. Однако, современные исследования показывают, что целью Робера было не возвышение женщин, а, скорее, принижение мужчин, дав им возможность смирения.
На самом деле монахи плохо переносили женское иго. История Фонтевро есть ни что иное, как затяжной конфликт между мужской и женской общинами, который, во время реформ XVI и XVII веков, доходил вплоть до бунтов. Это противостояние завершилось решением Королевского Совета Людовика XIII в 1642 году, подтвердившего власть настоятельницы, которая, к тому же, была его сводной сестрой.
Разбогатевшие на вкладах своих семейств, поддерживаемые епископами и Папой, аббатисы полностью использовали свою абсолютную власть. Петронилла де Шенийе, управлявшая общиной при жизни Робера д’Арбриссель, стала первой в череде энергичных настоятельниц, благодаря которым Орден Фонтевро превратился в могущественную и престижную организацию, объединившую монастыри не только на на юго-востоке страны, но также и в Иль-де-Франс. Позже Орден насчитывал более сотни монастырей, вплоть до Испании и Англии. Второй настоятельницей стала Матильда Анжуйская. Её отдали в монастырь совсем маленькой девочкой, откуда она вышла в 13-летнем возрасте, чтобы сочетаться браком с наследником Английского престола Генрихом I Боклерком. Принц погиб во время кораблекрушения знаменитого «Белого Корабля», заставив свою молодую вдову вернуться в Фонтевро, где она была настоятельницей с 1149 по 1154 год. Её дядя Генрих II Плантагенет щедро одаривал монастырь, ставший символическим местом власти герцогов Аквитанских, Нормандских и королей Английских. На протяжении полувека Фонтевро служил усыпальницей Плантагенетов, пока, в начале XIII века, эта роль не отошла к Вестминстеру.

Соборная церковь аббатства

Когда-то северная сторона этого храма находилась вне монастыря. Здесь проходил путь на Монсоро. Галерея над древней дорогой, идущая от северного трансепта, построенная по приказу Рене де Бурбона, сохранилась по сей день. Этой галереей пользовались монахи монастыря Сен Жан для входа в церковь. Дорога, идущая вдоль галереи, спускалась по пологому склону перед воротами аббатства, ушедшими в землю на добрых 2 метра за прошедшие столетия.

Галерея у северного трансепта — вход для монахов. Ворота монастыря и старинная дорога на Монсоро.

Соборную церковь строили в несколько этапов. Хоры, возведённые при жизни Робера д’Арбрисселя, соответствуют духу отрешённости основателя монастыря. Возможно, что их освятил Папа Каликст II во время своего визита в Фонтевро в 1119 году.  Неф, с его пышными куполами и богатым декором, был сооружён позже. Его построили по завершении Ангулемского собора, законченного около 1130-35 годов. Строители Фонтевро прямо взяли этот храм за образец.

Неф соборной церкви в Фонтевро

Скорее всего, главный неф возвели при Матильде Анжуйской, настоятельнице в 1149-55 годах и племяннице Генриха II Плантагенета. В это время монашеская община заметно выросла в численности и разбогатела, отказавшись от аскетического духа его основателя. Следует уточнить, что великолепная романская церковь возникла не прямо на месте шалашей из древесных ветвей. В южной части алтаря сохранились часовни, оставшиеся от первоначального скромного храма.

Часовня первоначальной церкви в аббатстве Фонтевро

Возможно, ангулемский епископ Жирар, покровительствовавший аббатисе Фонтевро, по окончании строительства городского собора отправил мастеров достраивать неф монастырской церкви. Резьба, украшающая собор, позволяет предположить, что камнерезы, закончив отделку Ангулемского собора, также перебрались в Фонтевро.

Резные капители одного из южных пилонов церкви.
Резные капители одного из северных пилонов церкви.

Своды куполов реставрировал архитектор Люсьен Мань в 1906 году.  Ансамбль соборной церкви,  разделённый перекрытиями на 4 этажа и превращённый в дортуар для заключённых в 1830 году, приобрёл свой прежний облик. Мань также восстановил добрую часть каменной резьбы, в особенности, в нижней части здания и на аркатурно-колончатом поясе на хорах. К счастью, 48 из 52 капителей больших колонн, поддерживающих паруса сводов, замазанных краской, сохранили свой первоначальный облик.  В интерьере соборной церкви находится

Королевское кладбище

Графы Анжуйские, став герцогами Аквитании, затем Нормандии и, наконец, королями Англии, защищали аббатство и вносили богатые вклады, особенно в ту пору, в середине XII века, когда тётка Генриха II была аббатисой Фонтевро.

Королевский некрополь в церкви аббатства Фонтевро. Общий вид.

Именно поэтому Генрих II, умерший в Шиноне в 1189 году, был погребён здесь. Его вдова, Альенора Аквитанская, удалилась в этот монастырь, где и упокоилась в 1204 году.

Надгробия Генриха II Плантагенета и Альеноры Аквитанской.

Она пережила своего сына Ричарда Львиное Сердце, умершего в 1199 году и пожелавшего упокоиться рядом со своим отцом.  Четвёртое надгробие принадлежит Изабелле Ангулемской,  супруге Иоанна Безземельного, закончившей свою бурную жизнь в Фонтевро в 1246 году.  Её сын Генрих III пожелал видеть её могилу рядом с царственными родственниками.

Надгробия Ричарда Львиное Сердце и Изабеллы Ангулемской.

Надгробные статуи представляют правителей с очами, опущенными долу, покоящимися на кровати, а не на плите, как того требовал обычай. Полихромию восстановили в 1846 году. Надгробие Альеноры отличается особенно изящными складками одеяния и представляет собой одну из вершин скульптуры начала XIII века.

Надгробие Альеноры Аквитанской (на переднем плане) и Генриха II Плантагенета.

Нынешний облик королевского кладбища наиболее близок к первоначальному. Однако в XVII веке настоятельница Жанна-Баттиста де Бурбон приказала украсить храм в стиле барокко. Рядом с древними надгробиями установили статуи молящейся Жанны Английской, дочери Генриха и Альеноры и сестры Ричарда, скончавшейся в один год с ним, и её сына Раймонда VII Тулузского, умершего в 1249 году. Статуи установили над подземельем, где находятся могилы всех этих персонажей. Они не сохранились. Следует упомянуть и сердце Генриха III, также похороненное в Фонтевро. Без сомнения, здесь похоронили и маленькую Терезу-Фелиситу, дочь Людовика XV, умершую в аббатстве в 1744 году.

«Кухни»

Знаменитые «кухни» Фонтевро правильнее именовать «коптильнями» аббатства.

Это отдельное, очень своеобразное здание, в котором нет никаких удобств, присущих кухне. Скорее, это огромная вытяжка над очагом  высотой 12 метров. Многочисленные дымоходы венчают внутренние помещения, включая центральный зал, полностью занятые очагами.

Центральный шатёр «кухонь». Вид изнутри.

Эта оригинальная архитектура отвечала требованиям копчения рыбы. Её коптили в просторных и высоких каминах, где поддерживали огонь, разложенный дровами из «дымных» пород дерева. Архитектура, сегодня вызывающая удивление,  была вполне обычной в XII веке.

Своды кухонь и одна из внутренних опорных колонн.

В ту пору копчение вместе с засолкой было единственным способом сохранить пищу, в особенности рыбу, которую монахи потребляли в больших количествах. Настоятельница владела своими собственными рыбными ловлями на Луаре. Точное число насельниц и насельников аббатства установить довольно сложно, но летописи говорят примерно о 300 монахинях, к которым следует добавить как минимум такое же количество слуг.
Скорее всего «кухни»- коптильни построены одновременно с первой каменной церковью, два их полукруглых придела не сохранились.

Один из приделов «кухонь». Интерьер

На их месте устроили проход в трапезную, построенную в XVI столетии.

Трапезная аббатства Фонтевро. XVI век.

Сооружения времён церковной Реформы

В XIV столетии Орден Фонтевро, подобно другим монашеским орденам, пострадал от войн и эпидемий и впал в нищету. Многие обители насчитывали всего несколько монахинь, а устав более не соблюдался. Реформы, предпринятые в Фонтевро, стали первыми среди женских монашеских орденов. Эти реформы начались в 1458 году, когда Мария Бретонская была избрана аббатисой Ордена. Она происходила из знатного рода и если бы прожила достаточно долго, то смогла бы стать кузиной короля Людовика XII и тёткой королевы Анны Бретонской. При настоятельницах из рода Бурбонов, начиная с преемницы Марии Бретонской, Анны де Бурбон, сестры Людовика XII, возрождение продолжилось ещё более зримо. Во времена наивысшего расцвета королевской власти и верховенства короля Франции над церковью, аббатство, оставаясь в прямом подчинении Папы Римского, считалось собственностью Бурбонов. Их род до 1670 года дал 6 настоятельниц, которые наследовали эту должность от тётки к племяннице, как того требовал обычай в женских монастырях. В этот период строительство в монастыре практически не останавливалось, что позволяет нам увидеть в сегодняшнем Фонтевро крупнейший полностью сохранившийся монастырский ансамбль во Франции.
Клуатр Фонтевро относится к числу крупнейших в стране.

Галерея клуатра аббатства Фонтевро

Южное крыло построено при аббатисе Рене де Бурбон в 1519 году вскоре после реформы и восстановления монашеского обета в 1506 году. Его архитектура соответствует облику трапезной, чьи своды, надстроенные над романскими стенами, возведены не ранее 1516 года. На 2-м этаже находится просторный дортуар с 47 кельями для монахинь. Подобно гражданским постройкам эпохи Ренессанса, итальянские вкусы не смогли полностью изменить старую готическую часть здания. Архитектура Фонтевро, сложившаяся на рубеже 2-х эпох и на границе нескольких провинций, очень близка ко вкусам, царивших в королевских городах Долины Луары.

Восточная и южная галереи клуатра.

Три остальных крыла клуатра возведены при Луизе де Бурбон между 1530 и 1560 годами. Восточное крыло, включающее зал капитула, построено в 1548 году, а северное было закончено лишь 13 лет спустя.

Северная галерея клуатра, примыкающая к церкви.

В XIX веке на восточном крыле возвели проходную галерею 2-го этажа, утяжелившую его и скрывшую прекрасный фасад XVI века. Вход в зал капитула, устроенный в восточной галерее клуатра, отделан хорошо сохранившейся плиткой. На ней белым по чёрному начертаны инициалы «RB» Рене де Бурбон, «L» — означающее Луизу, «коронованный полёт» Бурбонов — 2 крыла над короной и «F» с саламандрой Франциска I.

Эта отделка указывает на то, что Бурбоны считали Фонтевро «своим» аббатством. Они строили и украшали его подобно одному из своих многочисленных замков. Зал капитула был отделан деревянными стенными панелями и расписан сценами из Евангелия после 1563 года. Стены зала украшают Омовение ног

Поцелуй Иуды

Распятие

Положение во Гроб

Воскресение

Вознесение и Успение Богородицы.

Зал капитула со сценами Страстей Господних.

Их автор, анжуец по имени Тома По известен только по этим картинам, многократно поновлённым. В XVIII веке к ним добавили портреты аббатис рода Бурбон и Рошешуар.
Иконография росписей полностью соответствует теме Страстей Господних. Здесь вспоминаешь Робера д’Арбрисселя, установившего власть настоятельницы над монахами, что повторил слова, сказанные Иисусом на кресте святому Иоанну. Эти слова определили скульптурное убранство Фонтевро на протяжении всей его истории. Символ Фонтевро представляет собой Деву Марию и святого Иоанна у подножия Голгофы. Всюду можно увидеть монограммы MA и IHS, орудия Страстей Господних, столб, к которому привязали Иисуса во время бичевания, лестницу — ей пользовались при Снятии с Креста и копьё сотника Лонгина и, даже, кошелёк Иуды при входе в трапезную.

Барельефы на своде сдвоенного окна зала Капитула.
Фрагмент арки окна зала Капитула.

Через богато украшенную дверь клуатра можно попасть к подножию лестницы, ведущей прямо на второй этаж. Поражает монументальность этого, одного из наиболее закрытых мест монастыря. Бесконечный зал длиной 64 метра, где Луиза де Бурбон разместила 24 кельи, включая свою собственную. Свод прорезан люкарнами, точно такими же, как в замках Луары.

Сооружения XVII века

Постройки монастыря выходят к югу за пределы клуатра. Работы, не законченные при Луизе де Бурбон, были завершены её племянницей Элеонорой де Бурбон после 1576 года. Это крыло предназначалось для послушниц.
Благодаря своим богатствам, Элеонора де Бурбон смогла достичь компромисса во времена Религиозных войн: три её сестры были настоятельницами монастырей в Суассоне, Сент Круа де Пуатье и в Шеле. Между королём Генрихом и его тёткой существовала глубокая привязанность, хорошо заметная в письмах, которыми они обменивались. Генрих более 20 раз наносил визиты в Фонтевро и позволил Элеоноре играть важную роль в религиозной политике в эпоху своего царствования.
Мистический порыв начала XVII века отразился в росте числа монахинь. В Большой Обители их было от 120 до 200. Поэтому Элеонора расширяет территорию монастыря. При ней площадь монастырских построек увеличивается почти вдвое. Ей мы обязаны расширением дортуаров для послушниц, роскошной монастырской больницей и дворцом аббатисы, стоявшим рядом с романской кухней и не сохранившимся до наших дней.
Элеонора де Бурбон использовала участок позади клуатра, между монастырями Мадлен и Сен Лазар, чтобы построить огромную «подкову» больницы длиной 56 метров. Население аббатства и окрестностей составляло от 600 до 700 человек. Размеры больницы объясняются ещё и тем, что она служила убежищем сёстрам и послушницам, которые по причине незнания, сана или возраста не могли следовать монастырскому уставу. Однако больничные кельи были расширены уже после Элеоноры де Бурбон. Особенно заметна тюремная надстройка над южной галереей. Интерьеры были полностью утрачены в XIX веке. В качестве примера здесь сохранили деревянные кельи, обитые листовым железом и превращённые в тюремные камеры.

Больничные кельи. Слева над южным корпусом видна тюремная надстройка.

Часовня Сен Бенуа, возведённая рядом с больничными кельями,  служила местом молитвы для больных. Переход с аркой XVII века соединяет часовню с больницей.

Часовня Сен Бенуа. Левее видна монастырская колокольня.

Престарелая Луиза де Бурбон-Лаведан, избранная аббатисой в возрасте 64 лет, украсила санктуарий аббатства новым барочным алтарём, мраморной могильной плитой, посвящённой основателю монастыря и добавила к уставу Церемониал (1628), но была вынуждена уступить  мужчинам-монахам, которые постоянно бунтовали.
Находясь рядом с Сомюром, городом, бывшим оплотом  протестантизма со времён Нантского эдикта, Фонтевро служил стратегической крепостью Контрреформации. Ришелье, будучи ещё епископом Люсонским, принимал участие в делах аббатства и использовал его как опорный пункт для восстановления католицизма. Его тайный советчик отец Жозеф пытался навязать в качестве аббатисы юную Антуанетту Орлеанскую, погружённую в мистицизм. В конце концов Антуанетта удалилась в Пуатье, чтобы основать там Орден Голгофы. Они заставили юную принцессу Жанну Баттисту де Бурбон прийти в аббатство Шель, чтобы стать тамошней коадьютрисой. Став настоятельницей, она подтвердила свою власть как над монахинями, так и над монахами, перепечатав монастырский устав, составила историю, восхваляющую Орден и пыталась канонизировать Робера д’Арбрисселя. Она даже не остановилась перед тем, чтобы уничтожить письма друзей — современников Робера, критиковавших его за избыток полового аскетизма и экстравагантное поведение. Несмотря на её старания, Робер д’Арбриссель удостоился лишь статуса «блаженного».
В конце XVII столетия настоятельница Габриэль де Рошешуар (1670-1704), чья сестра мадам де Монтеспан удалилась в Фонтевро после смерти Людовика XIV, изменила суровый монастырский дух на атмосферу «маленького королевского двора». В монастыре можно было встретить парижских эрудитов и воодушевлённых местных артистов. Сен Симон отмечал красоту и ум настоятельницы, а Людовик XIV дал ей прозвище «Жемчужины среди аббатис».

Портрет Габриэль де Рошешуар(?)

Гарантировав своему ордену блестящее будущее, она переписывалась с Расином, переводила Платона, поставила «Эсфирь» силами артистов Фонтевро. В деревне множились ремесленники и артисты, местные архитекторы и художники, вышивальщики и музыканты. Ей мы обязаны устройством террасных садов между монастырём Сен Лазар и дворцом настоятельницы. Они завершаются маленьким домиком, без сомнения служившим оранжереей.

Сады Фонтевро

Дворец аббатисы и вход в монастырь

Южная сторона двора занята дворцом настоятельницы. Жилой корпус продолжается безликим зданием тюремной администрации XIX века. Покои аббатисы были начаты Габриэль де Рошешуар в конце XVII века и переустроены Мари-Луизой Тимбрюнн де Валенс после 1754 года. Фасад, выходящий во двор, украшен гирляндами. Интерьеры разграбили во время революции, а позже приспособили под квартиру директора тюрьмы.

Двор на входе в монастырь. В глубине — дворец настоятельницы.

Благодаря репутации аббатства, Людовик XV выбрал Фонтевро местом воспитания своих четырёх дочерей. Он хотел отдалить их от «порочной атмосферы» двора. Для них на другой стороне улицы возвели отдельное здание, получившее название «дом Бурбонов». Его построил знаменитый архитектор Жан Обер, более известный как автор конюшен Конде в Шантийи. Виктория, Софи, Тереза-Фелисита и Луиза-Мари прибыли в Фонтевро 28 июня 1738 года в возрасте от года до 4 лет. 26 сентября 1744 года Терезу-Фелиситу быстро удалили из покоев Бурбонов по причине болезни и похоронили в склепе королей Англии.
При старом режиме входной двор был загроможден лабиринтами проходов, галерей, лестниц между многочисленными гаражами, амбарами и комнатами для свиданий. В наше время его расчищенное пространство окружают массивные здания. Лишь в конце XVIII века настоятельницы начинают приводить в порядок эту часть монастыря, несоответствующую его ансамблю. Слева от входа находится длинное здание, именуемое «Фаннери». Это просторные конюшни, построенные перед самой революцией не ранее 1785 года. Они предназначались для роскошных экипажей настоятельницы.

Двор на входе в монастырь. Слева конюшни, в глубине — тюремное здание, предназначавшееся для свиданий заключённых.

В это время в Фонтевро нет и намёка на упадок. Между 1769 и 1789 годом в аббатство были записаны 64 монахини. По свидетельству современника, дворец настоятельницы был чем-то вроде резиденции знатной особы, где жизнь текла, как при княжеском дворе. В большой обители было от 160 до 180 монахинь, а всего около 500 человек, включая слуг. Тот же свидетель, проезжая Фонтевро в 1803 году, отметил: «Маленький городок, такой живой и подвижный, превратился в тело без души, в настоящую пустыню.» По декрету Наполеона от 26 вендемера XIII года (18 октября 1804) были подысканы здания, «подходящие» для пенитенциарных функций. Вместо того, чтобы отменить имперский декрет, Людовик XVIII усугубил ситуацию, превратив Фонтевро в центральную тюрьму для 19 департаментов. В ней содержалось от 800 до 1000 осуждённых, включая 250 женщин.

Тюремные постройки в Фонтевро

С начала ХХ века делались попытки реставрации наиболее древних строений монастыря. С закрытием тюрьмы и передачей комплекса в ведение Национальных Памятников ведётся комплексная научная реставрация.

Мы попали в Фонтевро после знаменитых замков Луары. Его аскетичная архитектура и скромные интерьеры поначалу вызвали  разочарование. Однако для путешествующих не столько ради развлечения, сколько для знакомства с историей и культурой Франции, аббатство Фонтевро безусловно будет интересным и поучительным объектом.

По материалам книги: Michel Melot. Fontevraud. Edition Jean-Paul Gisserot. 2005
Далее:
Этрета
Живерни

TEXT.RU - 100.00%

TEXT.RU - 100.00%

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 4

  • Надо же какое огромное аббатство, много раз слышала его название, но не представляла себе всего размаха и древности сооружений. Французы во имя революции порушили не мало исторических мест своей страны, совсем, как мы.

    • Скорее местные диктаторы-коммунисты взяли дурной пример с французских ниспровергателей. Впрочем французам повезло — у них вакханалия длилась чуть больше 10 лет, а в России — чуть больше 70.

  • очень содержательно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *