Пять дней в Санкт-Петербурге — IV

Продолжение. Предудущая часть здесь.

1.Юсуповский дворец
2.Церковь Спаса на Крови — Храм Воскресения Христова
3.Летний сад
4.Вдоль Невы
5.Менделеевские часы. По Миллионной

Юсуповский дворец

В Юсуповском дворце нам не очень повезло. Во-первых, по случаю буднего дня экскурсий в комнатах Феликса Юсупова не было. Нам достались только парадные залы. Во-вторых, экскурсовод во дворце работала на троечку. С минусом. Наверное, по-молодости и неопытности. Поэтому, впечатления от дворца не столь яркие, как могли бы быть.
Артистизм, великолепное образование и возможности княгини Зинаиды Николаевны
позволили ей создать интерьеры, по сей день восхищающие сочетанием богатства и вкуса. Меблировка комнат,

плафоны,

светильники
лепнина и люстра парадной лестницы
говорят о статусе семьи и являются отражением уровня благосостояния и стиля жизни одной из богатейших семей империи. Меблировка гостиной отдалённо напомнила комнату Юсуповского дворце в Москве, в Большом Харитоньевском переулке. Вот московская гостиная.
А это такой же круглый диван из дворца в Санкт-Петербурге.
Особенно понравилась малиновая (или розовая?) гостиная.
В голубой комнате долго рассматривала столешницу, даже отстала от группы.
(На следующий день подобные столешницы станут объектом моего особого внимания в Зимнем дворце).
Очень запомнился домашний театр, который устроили в относительно небольшом помещении.


В нём всё оборудовали как в настоящем театральном зале – миниатюрная сцена, занавес, партер, ложи

и балконы!

Если быть до конца честной, то дворцовые интерьеры, которые мы повидали на своём веку, несут более или менее одинаковые признаки – паркет, плафон, мебель, картины…. Но домашний театр в таком виде я увидела впервые и это действительно произвело впечатление.
Несмотря на слабую экскурсию, знакомство дворцом, в целом, удалось! 😉

Дальше Начальник уверенно, как заправский петербуржец, повёл меня переулками – сначала свернули в Прачечный, потом шли по улице Декабристов. Свернули налево, шагали по Фонарному переулку. Далее – направо, перешли Казанскую и вышли на канал Грибоедова. По набережной канала достигли Сенной площади, а оттуда – по переулку Гривцова, вышли к кафе «Буузы». (пер.Гривцова, д. 20). Углядели это кафе ещё в первый вечер и мне очень хотелось пообедать именно здесь. Пельмени я очень люблю и мне показалось, что в буузной они должны быть такими же вкусными, как в корчме «Замок Зубра» на М-1. Бурятских бууз я почему-то испугалось. А Начальник – нет! Он и остался в выигрыше.

Национальное блюдо в буузной оказалось потрясающе вкусным, а пельмени – совершенно обыкновенными, если не сказать сильно средними. Кстати, находится буузная в одном доме с вышеупомянутым «Dener Bar».

Церковь Спаса на Крови — Храм Воскресения Христова

Долго рассиживаться в кафе времени не было, очень хотелось попасть в церковь Спаса-на-Крови.
Идём на Садовую, вычисляем нужный нам автобус и доезжаем до Михайловского замка. Оттуда — в Михайловский сад и, наконец, получаем билеты едва ли не на последнюю экскурсию по храму. Здесь, позабыв обо всём на свете, мы слушаем второго блестящего экскурсовода Санкт-Петербургских музеев (первая была в Исаакиевском соборе). Отточенные до малейшей интонации, тщательно выверенные слова и выражения, логическое построение рассказа, сравнения, акценты, сочетание рассказа с показом, эмоциональная составляющая – редко где услышишь столь красивый и информативный рассказ! Остаётся только порадоваться за коллегу и намотать на ус некоторые приёмы её экскурсии.
После окончания работы музея нас никто не выгоняет из храма – первая неделя Великого Поста, во всех православных церквях читают Великий канон преподобного Андрея Критского. В Спасе-на-Крови готовились к вечерней службе, но экскурсантов не выгоняли.
Мы ещё раз внимательно рассмотрели мозаичные изображения – Преображение в центральном куполе храма,

Спаса Эммануила.
Окинули взглядом весь собор.

Выразительно выполнены новозаветные сцены «Бегство в Египет»
и «Нагорная проповедь» (автор — А.А.Беляев).
Имя владельца мозаичной мастерской, где выполнялись все работы и творили лучшие мозаичисты, навело нас на мысль, что Владимир Александрович Фролов — автор мозаичных композиций на станции метро «Новокузнецкая» — имеет прямое отношение к мастерской Фроловых, где и выполнялись мозаики для церкви Спаса-на-крови. Как мы раньше об этом не догадались? Добавлю к слову, что первоначальный образ Спаса Нерукотворного на здании Верхних Торговых рядов в Москве тоже был выполнен этими прославленными мозаичистами.
Шестисоткилограммовые серебряные царские врата восстановлены по оригинальной технологии производства знаменитой многоцветной лиможской расписной эмали.
Над эскизами «Спасителя» («Христос на троне») и «Богоматери с Младенцем» работал В.М.Васнецов.

Убранство северного и южного приделов также представляет огромную художественную ценность. Эскиз мозаики «Александр Невский» в северном киоте написан М.В.Нестеровым.

Михаил Васильевич также автор композиции «Воскресение Христа» в южном киоте.

Мраморные полы в Вознесенском приделе — предмет особый гордости сотрудников храма-музея.
Но самое пронзительное место во всей церкви — это сень над местом гибели Его Императорского Величества Александра II.
Хоть император и не причислен к лику святых, но создаётся впечатление, что в храме находится величайшая христианская святыня.
Чтобы завершить главу о храме Спаса-на-Крови, добавлю ещё несколько снимков фасадов, которые мы сделали в другие дни.

Нам показались интересными изразцы с изображением городских гербов Российской Империи.

Покажу пару плит с надписями о деяниях императора Александра II.
На одной надпись: «1858-1860 гг. Присоединение к России Амурского и Уссурийского края».

«1858-1860 гг. Присоединение к России Амурского и Уссурийского края».

Вторая — «17 апреля 1863 г. Ограничение телесных наказаний».

«17 апреял 1863 г. Ограничение телесных наказаний»

Летний сад

День ещё не закончен. Утро началось с не совсем удачного посещения Летнего сада. В начале седьмого Михайловский сад ещё открыт. Может и Летний тоже?
— Простите пожалуйста, — обращаюсь я в окошко будки охранника, — ваш сад закрывается в 20 часов. Может быть вы знаете расписание работы Летнего сада?
Любезный пожилой сторож даже вышел на мороз из тёплой будки, чтобы обстоятельно объяснить мне правила работы садов.
— Работает и Летний. Зимой закрывается в 19.30. То есть, конечно, как и мы, работает до 20, но войти надо на полчаса раньше. Идите, у вас время ещё есть, успеете.
— Спасибо! – улыбаюсь я в ответ и радую Начальника, который возвращается с отличным снимком Михайловского дворца (Русского музея).

— Пойдём в Летний! Он открыт!
Опустевший под вечер белёхонький зимний Летний сад (простите за каламбур) выглядел как необитаемый остров в океане большого города.

Совсем рядом кишели вечерним движением Миллионная улица и Дворцовая набережная. А в Летнем саду деревья скрадывали звуки, земля накинула ненадёжное зимнее покрывало, засветились вечерние огни.

Людей почему-то не было, даже собачники куда-то подевались. Только с лавочки у памятника Ивану Андреевичу вспорхнула влюблённая парочка, хоть мы старались сделать вид, что вовсе их не замечаем.

Я бы ещё побродила по дорожкам парка, если бы не жгучее желание наконец увидеть решётку Летнего сада. Расчувствовавшись, я отобрала камеру у Начальника, боясь, что он опять наснимает своей дурацкой вертикали и сама с разных ракурсов сняла шедевр Ю. М. Фельтена.


Вдоль Невы

— А пойдём по Дворцовой набережной – попросила я Начальника?
— Пойдём, — согласился он и направился в прямо противоположную сторону.
— Куда мы идём? Так хочется на Дворцовую….
— Там столько машин… Вечер, гул… И не видно будет ни шута….
Я покорно поплелась за супругом на Миллионную. У Мраморного дворца,

бурча под нос, он всё же свернул направо, к набережной. И мы ещё долго шагали по улице, не рискнув переходить дорогу рядом с запрещающим переход знаком. До пешеходного перехода было далековато, но зато мы вблизи рассмотрели помпезные здания Дворцовой набережной.
А когда наконец-то перебрались поближе к Неве, то я от восторга и вовсе потеряла все человеческие чувства.
Осталось только зрение.
А Начальник, видя моё состояние не ленился щёлкать направо и налево, приговаривая: «Я побольше пощёлкал, небо меняется… Пусть будет больше панорам, лишнее потом сотрём».
Ничего лишнего не стёрлось…
Рука не поднялась.
Также не поднялась рука удалять панорамы Дворцовой набережной в ночи.

Хвостатый диск стерпит… 🙂

Менделеевские часы. По Миллионной

Не стану сильно утомлять терпеливого читателя упоительными видами Дворцовой площади. Только несколько, пожалуйста, их совсем немного!

Менделеевские часы на Главном штабе показали, что гуляем мы по Санкт-Петербургу уже почти 11,5 часов.
— Петя, а почему часы называются Менделеевскими?
— Потому что в самом конце позапрошлого века, в 1900 году в городские механические часы вмонтировали электрический механизм. Руководил работами Дмитрий Иванович Менделеев.
— Это те самые?
— Что ты! Часы совсем новые, это историческая реконструкция 2013 года.

Последние кадры этого дня – Малый Эрмитаж
и атланты на здании Нового Эрмитажа.
Я пригляделась внимательно к 10 гранитным титанам Александра Ивановича Теребенева и жалеть гигантов мне совсем расхотелось.
— Петя, здесь же несущие пилоны, а эти бездельники так, для декорации.
— А ты что хотела, чтобы атланты держали свод? Не для того ставлены, — рассмеялся Начальник.

Наши рассуждения прервал бешеный питерский велодрынщик. Он грязно выругался, объезжая нас со всей своей велосипедной скоростью, имея ввиду, что лучшего места для разевания рта мы не нашли. Мы отпрыгнули с проезжей части и через два шага увидели дорожный знак жилой зоны. В общем, если водители и пешеходы – вечные антагонисты, то велодрыны – враги обеих сторон и в этом вопросе примиряют идущих и едущих.
Вечер закончился традиционным заходом в гастроном на Конюшенной для пополнения запасов пива. Еда дожидалась нас в гостиничном холодильнике.
На том на сегодня и откланяюсь.

Продолжение в пятой части.

Все статьи цикла:
1.Первые впечатления. Прогулка вдоль Мойки, Морской собор.
2.Прогулки. Музей истории Санкт-Петербурга и Исаакиевский собор.
3.Невский проспект. Казанский собор
4.Юсуповский дворец. Церковь Спаса-на-Крови. Вечерняя прогулка
5.Эрмитаж. Екатерининский дворец. Лицей
6.Мойка 12. Русский музей. Острова.

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 4

  • Пешеходы не любят водителей, водители не любят пешеходов, но объединяет их жгучая ненависть к велосипедистам — это древняя истина. А княгиня Зинаида Николаевна не слишком оригинальна была в области дизайна интерьеров, некоторые идеи, похоже слямзила….

    Ну и набережные без «Крестов» не набережные :))

    • Саша, как то в голову не пришло закавычить пассаж с велодрынами или добавить, что не я придумала.
      Возможно, кн.Юсупова в отделке интерьеров опиралась на виденные ею ранее обстановки. Остаётся ещё выяснить, кто у кого слямзил идеи кроватей с балдахинами, деревянных резных шкафов и так называемых кабинетов. Полагаю, ты на них тоже насмотрелся досыта и даже провёл параллели заимствования.
      Тюрьму мне Пётр показывал. Кажется, даже есть её снимок. В моё повествование эта достопримечательность не вписалась, увы.

  • И что посмею позволить себе заметить — продолжительность «серий» начала сокращаться.. Неужели чернила в ручке сценариста высыхают?

    Да, и Петр обманщик, ибо часы назвали менделеевскими потому, что наступления советской власти они работали на водке.. 🙂

    • Саша, ты продолжительность серий чем мерил? Буквы считал? На самом деле все части примерно одинаковы — от 1200 до 1600 слов. Завтра будет пятая серия — самая насыщенная, два дня в одной части. А вот шестая поменее всех предполагается.
      Замечательная у тебя теория наименования часов! Если бы я была питерским экскурсоводом, непременно стырила бы идею и заливала бы своим турикам. 😉

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *